ЛГБТ-центр в Запорожье: зачем он работает и что там происходит

В Украине и других странах, где есть угроза для ЛГБТ-людей, создают комьюнити-центры – пространства, где можно быть самим собой, не скрывая свою сексуальную ориентацию или гендерную идентичность. В Запорожье такое пространство работает на базе благотворительной организации «Гендер Зед».

Чем занимаются в комьюнити-центрах для ЛГБТ-людей? Правда ли, что подросткам требуется разрешение родителей, чтобы туда попасть? Почему сотрудники организации надеются, что однажды комьюнити центр станет ненужным?

Об этом и о других особенностях работы комьюнити-центра «Неначасі» рассказал открытый гей и сотрудник благотворительной организации «Гендер Зед» Дмитрий Калинин.

Аудиоверсию можно услышать на этой странице через браузер или на Apple Podcasts, Google Podcasts и Soundcloud.

К «Гендер Зед» Дима попал благодаря новому другу – тот рассказал, что в Запорожье есть такое место, где собирается ЛГБТ-сообщество и проводятся различные мероприятия: как развлекательные, так и информационные.

«Меня это заинтересовало, потому что я был очень закрытым ребенком и в школе не очень дружил со всеми. Мне было важно найти такой круг общения, который бы меня принимал таким, какой я есть. Когда я впервые пришел в «Гендер Зед», меня сразу захватило то, что это место, где можно не скрывать свою сексуальную ориентацию. Это было фактически первое место, где я мог свободно говорить о себе и быть собой, а также общаться с другими ЛГБТ-людьми.

Я чувствовал невероятное одиночество,

ДУМАЛ, ЧТО Я ОДИН ТАКОЙ.

А благодаря комьюнити-центру я осознал, что это не так, что ЛГБТ-людей много и я не какое-то исключение из правил, а обычный человек.

Я был невероятно счастлив попасть в комьюнити, а с другой стороны – действительно напуган. Первые недели я стеснялся разговаривать и знакомиться. Для меня это было очень необычно, что вот можно просто прийти пообщаться с кем-то, найти новых друзей. Эмоции были смешанные, но в целом где-то в течение месяца я влился в комьюнити и чувствовал от этого большую радость и счастье. Я нашел тех друзей, с которыми вместе и сегодня, и это очень круто.

Здесь проходят различные мероприятия. Первым, на который я пришел, был киноклуб – обычный совместный просмотр фильма. По субботам играли в мафию, настольные игры.

В течение недели волонтеры и волонтеры комьюнити проводили мероприятия на темы, которые им самим интересны.

Темы очень разные:

от истории Древнего Египта до правил нанесения макияжа.

Позже я сам стал проводить такие мероприятия. Поскольку учусь на юриста, тема правозащиты мне довольно интересна. Поэтому начал распространять знания, которые получил: как общаться с национальной полицией, как обращаться за помощью, что делать в случае, если на тебя напали.

Примерно два года я ходил в «Гендер Зед» как посетитель, потом как волонтер, и уже три или четыре года как начал здесь работать. За это время комьюнити довольно сильно изменилось».

Комьюнити стало младше

«До 2017 года мы не проводили никаких открытых акций. Мы проводили радужные флешмобы, которые были сосредоточены на мобилизации комьюнити. Мы не выходили в городское пространство – просто собирались вместе и записывали видео в День противодействия гомофобии и трансфобии (17 мая), что важно быть толерантными и не распространять ненависть.

Это было связано с тем, что в то время было действительно опасно выходить. Первый безопасный Марш равенства состоялся в Киеве в 2016 году, поэтому еще таких движений не было. Но как только мы поняли, что можем сотрудничать с полицией, начали постепенно делать нашу деятельность более открытой. Мы начали проводить флешмобы не где-нибудь на острове Хортица для видео, а выходить под областную государственную администрацию, впоследствии под мэрию.

И в 2020 году наконец мы сделали ЗапорожьеПрайд. И именно комьюнити изменилось за это время также.

Раньше приходили люди старшего возраста,

А сейчас стало много людей 16-17 лет и даже меньше.

Но для тех, кто моложе 16, мы, конечно, спрашиваем разрешение у родителей, поскольку украинское законодательство этого требует. Человек в 16 лет уже может получать по закону медицинские услуги – например, тестироваться у нас на ВИЧ и инфекции, передающиеся половым путем. Многие говорят, что на ЗапорожьеПрайд было очень много молодежи – даже 14-15 лет. Но мы понимаем, что любое мирное собрание является открытым для всех людей.

Я заметил, что у молодежи есть стремление и желание не замыкаться в себе, а открываться. Это было не так интересно людям более старшего возраста – 30 или 35 лет, потому что они ходили на закрытые мероприятия, и им было просто комфортно проводить время вместе. Сейчас комьюнити стало более активистским: молодые люди с подросткового возраста понимают, что они не могут молчать, и важно то менять. Я считаю, что это круто. К сожалению, мы потеряли старшую часть комьюнити: они прожили большую часть жизни закрытыми и им трудно это изменить ».

Когда родители узнают

«Обычно родители приходят после того, как дети их подготовят к этому. Единственное что, раньше у нас были карточки клиентов и клиенток (сейчас уже такая практика ушла), и на тех карточках, конечно, был написан контактный телефон. Иногда чьи-то родители находили эту карточку, звонили и спрашивали: а что это такое, а куда это мой ребенок ходит и так далее.

Я также своей маме врал, говорил что просто хожу в молодежный центр

Но обычно все-таки у нас мало посетителей младше 16 лет. Понятно, что открываться родителям в такой период довольно трудно. Есть такие единичные случаи, когда родители относятся с пониманием, и ребенок делает каминг-аут. Но есть те, кто не готовы и ждут: знаю много людей, которые ждали три года, пока им исполнится 16, чтобы прийти в «Гендер Зед» без разрешения родителей.

Очень часто звучат запросы от посетителей о том, как им найти общий язык с родителями. Тема каминг-аута очень актуальна в последнее время, потому что, как я уже говорил, все больше людей стремятся открываться. И им хочется сделать это правильно и не разрушить отношения с семьей. Во-первых, потому что в этом возрасте ты зависишь от родителей, а во-вторых, в любом возрасте важно сохранять здоровые, хорошие отношения с родителями.

Для этого есть такая организация как «ТЕРГО». Мы направляем туда родителей, которые уже знают об ориентации своего ребенка, но не до конца воспринимают. Или не понимают базовые понятия о сексуальной ориентации и гендерной идентичности: как она возникает, что это не заболевание, так называемые гей-парады не увеличивают количества геев и тому подобное. У нас в Запорожье есть также активистки-мамы. Среди них и моя мама.

Очень много людей мне пишут и писали в личные сообщения, чтобы сначала пообщаться с моей мамой

Потому что она в Запорожье, она может приехать и поговорить. Очень много людей обращались с таким запросом, и их мамы общались с моей. Чаще всего это давало положительную реакцию тех родителей, и они уже были готовы поехать вместе с моей мамой на тренинг в Киев: там разобрать базовые понятия, поговорить с психологом. Конечно, были и случаи, когда несмотря на все разговоры, родители продолжали относиться скептически. Это уже зависит от конкретной ситуации. Но то, что такая инициатива именно для родителей существует, это очень круто».

Как выглядит работа в организации

«В« Гендер Зед »есть три направления деятельности:

  • профилактика ВИЧ среди гомосексуальных, бисексуальных мужчин и трансгенных людей;
  • комьюнити центр;
  • работа с населением. В частности, с профессиональными группами.

Под профессиональными группами я имею в виду социальных работников и работниц, журналистов и журналисток, а также врачей. За время своей деятельности мы провели более 100 тренингов, ориентированных на эти группы, где мы разбирали базовые понятия по ориентации и гендеру. Это очень важно.

Журналисты влияют на то, как общество воспринимает ЛГБТ. И вот мы видим, что за последние годы уже фактически не встретим ни на одном сайте, даже запорожском, слова «гей-парад»: журналисты научились понимать, что это мероприятие нельзя так называть, они уже знают, какие цели прайдов.

Психологи непосредственно помогают людям. К ним могут обратиться как родители, так и сами ЛГБТ-дети. В том числе мы работаем со школьными психологами. Потому что им не дают такую ​​информацию во время обучения, и это не очень круто, ведь потом они не могут корректно и правильно работать с ЛГБТ-людьми или по темам, которые касаются ЛГБТ-людей.

Могу рассказать историю, связанную с моей мамой. Когда она ходила к различным психологам и психиатрам, некоторые из них говорили, что это все пройдет, что это не окей, а некоторые даже предлагали поработать со мной. И таких психологов она очень полюбила. А вот тот психолог, который сказал, что может поработать с ней, поскольку со мной все нормально, – он ей не понравился. Это был специалист, который действительно дал корректную информацию. Однако, моя мама сказала: «Какой вы специалист, если не можете мне помочь». Пока среди специалистов больше тех, которые не разбираются в этой теме.

А хочется прийти к психологу и получить

правильную помощь, а не репаративную терапию

* Репаративная терапия – это лечение, направленное на изменение сексуальной ориентации человека или подавление его гендерной идентичности. Это не очень четкий термин, охватывающий много методов – они могут быть чрезвычайно опасными и основываются на неэтичном предположении, что ЛГБТ нужно лечить. При том, что в 1990 году ВОЗ вычеркнула гомосексуальность из перечня болезней.

Некоторые психологи действительно этим занимаются, и я считаю, что это, во-первых, является мошенничеством – потому что изменить ориентацию невозможно, это доказывают многочисленные исследования. А во-вторых, это просто калечит психику людей. Особенно когда это дети – это отпечаток на всю жизнь может оставить.

В «Гендер Зед» проводятся группы личностного развития с психологом, куда ходит довольно много людей: там учатся давать фидбэк и делиться проблемами. Я вижу, что это действительно влияет на комьюнити, так как посетители начинают более сознательно общаться друг с другом, разбираться в своих эмоциях и чувствах. А еще у нас есть психологическая помощь, и это очень круто. На личных консультациях можно в личных конфиденциально рассказать о своих страхах, проблемах и получить квалифицированную помощь совершенно бесплатно».

Почему комьюнити и гей-клубы закрываются

«Необходимость существования организации как таковой вообще может отпасть со временем. И это будет замечательно. Наша официальная миссия – преодоление всех форм дискриминации в отношении ЛГБТ-людей. И пока, собственно, она не будет преодолена, потребность в таких организациях по всей Украине будет. Насколько мне известно из опыта западных стран, там комьюнити-центры уже не нужны, а прайды – это уже более развлекательные мероприятия. Потому что там уже достигли равенства, и там людям не нужно идти в комьюнити-центр, чтобы быть собой.

Такая тенденция, что гей-клубы закрываются, так как

ОНИ БОЛЬШЕ НЕ НУЖНЫ ТАМ, ГДЕ ЛГБТ УЖЕ ЯВЛЯЕТСЯ ЧАСТЬЮ ОБЩЕСТВА.

А вот пока украинцы и украинки вынуждены находить какие-то безопасные пространства, пока в официальных программах и школьных учебниках корректно не будут освещают тему сексуальной ориентации и гендерной идентичности – потребность в нашей организации не исчезнет.

Я не могу, конечно, спрогнозировать, сколько лет нам понадобится, чтобы достичь этого равенства, и впереди еще много много работы, но я думаю, что минимум лет на 10 у нас задачи есть.

Один из первых городов, где я побывал за рубежом, был Берлин. Это был молодежный обмен от «Гендер Зед» совместно с партнерской организацией из Германии. Меня, тогда еще просто как активиста, приняли исследовать тему прав человека для ЛГБТ. Это был просто шок. На тот момент здесь, в Украине, я мог выйти с ЛГБТ-флагом на улицу один раз в год – на КиевПрайд. И то обязательно в окружении полиции и под возгласы о том, что таких надо убивать. А в Берлине я почувствовал невероятную свободу.

Я тогда многих спрашивал: «А я могу выйти с флагом на улицу Берлине или нет?». Мне действительно было страшно, просто страшно это делать.

У меня тряслись коленки – я не верил, что можно просто выйти с ЛГБТ-флагом на улицу.

И мы даже сделали такую ​​фотосессию – первые фотографии с флагом на улице не в окружении полиции. Когда я вижу вокруг пары девушек или парней, которые держатся за руки, и они не боятся, нет никакой угрозы для их жизни – мне очень хочется, чтобы в Украине было так же.

Потому что в действительности активистов и активисток среди ЛГБТ-людей примерно такое же количество, как и в обществе в целом.

Все эти активисты и активистки, которые выходят на прайды – это примерно до 5% ЛГБТ-людей.

В общем многие или эмигрируют, или привыкают к такой жизни, думают, что в этой стране равенства не достичь. Я считаю, что это не так – и это показывает опыт других стран. Потому что путь к равенству всегда сложный, и мы видим, что в последние годы все неспеша меняется. И что с 2016 года мы можем рассчитывать на то, что хотя бы мирные собрания, которые гарантированы Конституцией, мы получили возможность проводить – и это круто. Но остается еще множество вызовов, и понятно, что цель этих мирных собраний не просто провести Прайд и помахать флагом, а донести месседж обществу: что вот, мы есть. Проблема гомофобии заключается в том, что люди не знают в окружении ЛГБТ-людей.

Когда они слышат о ЛГБТ, то представляют каких-то распущеных дюдей в коже и перьях, который ходят по улице и занимаются сексом.

А вот те, кажется, по статистике, 5-10% украинцев, в окружении которых есть ЛГБТ-люди, они абсолютно толерантны. Потому что видят, что ЛГБТ не отличаются от других людей. Вот почему я решил стать открытым и говорить о своей ориентации чуть ли не при первом знакомстве. Для меня важно, чтобы люди видели: вот – я, я тоже человек и никоим образом не отличаюсь от других. И чем больше таких людей будет открытых, тем быстрее мы достигнем равенства. Но, к сожалению, мы все наблюдаем преступления на почве ненависти. Мы видели ситуации в Киеве на Подоле, когда девушек и парней избили просто за то, что они как-то выглядят не так. И понятно, что людям страшно.

Поэтому я понимаю, что активизм не для всех. Но мне хочется, чтобы в будущем все могли быть собой. Кто имеет ресурс, вдохновение и желание это делать – очень круто, и пусть он это делает.

Собственно, я чувствую этот ресурс в себе, поэтому и делаю. Хотя иногда и чувствую определенную опасность от своей открытости. Но я уже привык к тому что эта опасность где-то рядом со мной. И я с ней живу. К счастью, инцидентов не случалось пока».

Безопасность для посетителей

«Место расположения комьюнити центра «Гендер Зед» скрывается из-за соображений безопасности. И не зря. Первый открытый Радужный флешмоб в Запорожье ЛГБТ-сообщество провело в 2017 году возле облгосадминистрации. Тогда офис организации находился неподалеку. О флешмобе знали только участники и участницы, несколько их друзей и проверенных дружественных журналистов.

И все равно после 10 минут на площади несколько человек отследили и прямо возле офиса избили. Об этом писали СМИ, но, к сожалению, расследование ни к чему не привели.

Мы видим, что, если открывать адрес офиса в целом, то такие случаи могут участиться. Наша партнерская организация в Харькове «Прайд Хаб» есть на Google-картах, у них открыт комьюнити-центр: то есть они не скрывают свой адрес и отмечают его в соцсетях.

Они сталкиваются с постоянными нападениями на себя: их забрасывают яйцами, обмазывают дерьмом двери – просто так

И это происходит на постоянной основе, и к сожалению, там полиция не делает того, что должна была делать, чтобы это предотвратить. Поэтому мы стали более открыты в своей деятельности, но разглашать адрес офиса все еще опасно – как для нас, так и для наших посетителей и посетительниц. А важным условием для комьюнити является конфиденциальность и безопасность, иногда даже анонимность в определенной степени. Поэтому мы стараемся держать баланс между публичностью и непубличностью.

Несколько лет назад мы создали Instagram-страницы, начали наполнять – сейчас мы имеем более 9000 подписчиков. Многие люди о нас узнали впервые. Но все равно, когда нам пишут, что хотят к нам прийти, мы просим встретиться в нейтральном месте – где-то за 200-300 метров от офиса. Наш социальный работник уходит с баллончиком на эту встречу, потому что нужно перестраховаться. На всякий случай у нас везде в офисе есть тревожные кнопки и камеры.

Поэтому, если вы ЛГБТ-человек и хотите прийти к нам в комьюнити-центр, напишите нам в Instagram @gender.z или на страницу в Facebook. Также мы будем рады любой поддержке и распространению информации о наших мероприятий. Конечно, с карантином их стало меньше, но мы постепенно восстанавливаем деятельность».

Источник

 

Поделись публикацией

Комментарии закрыты.