Как из геев пытаются сделать «нормальных» в Украине. Расследование Забороны

Конверсионная терапия — это практики, которые исходят из антинаучного предположения, что ЛГБТ+ люди морально, духовно или даже физически больны и неполноценны, а потому нуждаются в лечении. Это может быть как индивидуальное или групповое консультирование, так и более серьезные вмешательства вроде лишения сна, приема нейролептиков, электрошоковой терапии и даже «корректирующего» изнасилования. В последние годы исправление сексуальной ориентации на Западе признается шарлатанством и формой пыток. В Украине же существует множество сомнительных специалистов и организаций, которые «помогают излечиться» от «гомосексуализма».

Журналист Забороны Самуил Проскуряков два месяца притворялся геем, чтобы узнать, как в Украине пытаются менять сексуальную ориентацию.


Современная наука отвергает конверсионную терапию как неэффективную и даже вредную. Однако в университетах и медучилищах Украины до сих пор учат по старым учебникам, где гомосексуальность считается патологией. Но никто толком не расскажет, как «лечить» ее на практике, поэтому каждый «врачеватель» понимает терапию как хочет. Кто-то ограничивается разговорами, но есть и те, кто прибегает к экстремальным методам вроде электрошока или «корректирующего» изнасилования. У псевдонауки нет этических стандартов.

Конверсионной терапией могут заниматься как люди с медицинским образованием, так и без диплома вовсе. «Лечат» за деньги или бесплатно, в психиатрических кабинетах или церквях.

Исследование

Летом 2020 года Международная организация Freedom House провела базовый опрос касательно природы и распространения конверсионной терапии в Украине. Оказалось, что подобные практики до сих пор довольно часто здесь встречаются и пользуются популярностью.

Согласно собранной информации, лидеры религиозных групп (89%) и члены семьи (75%) — основные промоутеры конверсионной терапии. Главные «врачеватели», по мнению респондентов, — представители религиозных групп (84%), «традиционные врачи» (57%) и частные психологические и психиатрические клиники (45%).

Также стало известно, что конверсионная терапия в первую очередь направлена на подростков ЛГБТ+ до 18 лет (67%), а основными формами «лечения» называют религиозные обряды (59%), молитву (54%) и пребывание в специальном заведении (51%). Небинарные люди также упоминают физическое насилие как одну из форм такой «терапии» (60%).

Иллюстрация: Артем Марков и Алина Сафоненко / Заборона

История Софии

В 2018 году Софии (фамилию мы не разглашаем в целях безопасности) было всего восемнадцать лет, когда началось ее «лечение» — попытки изменить гомосексуальную ориентацию на гетеросексуальную.

Долгое время родители подозревали Софию: в университете девушка коротко подстриглась, ходила на свидания и не рассказывала, с кем, домой приносила цветы, а когда спрашивали, от кого — скомкано объясняла, что подарили однокурсники. Мать обо всем узнала, когда наткнулась в фейсбуке на новость о марше ко Дню памяти трансгендерных людей: на одной из фотографий была София, державшая плакат «Имеем право быть собой».

«На следующий день встаю, хочу выпить кофе, сделать зарядку — все как всегда, — рассказывает Забороне София. — И тут врывается мама со словами, что она все знает. У меня началась истерика, я плакала, она начала на меня бросаться, вырывать телефон, приставила нож к своему горлу и говорила, что я сделала это с ней. Я вырывала нож — это была жесть».

Затем обо всем узнал и отец. Он очень расстроился: сказал, что София идет против семьи, против традиций. Когда София приходила домой, с ней никто не разговаривал. Родители не могли принять того, что их дочери нравятся женщины. Мать начала выпивать, отец винил в этом дочь.

Мать пыталась вычислить, с кем встречается София, а затем написала детскому семейному врачу. Та посоветовала обратиться к психиатру: «это болезнь, нужно лечиться». Мать отправилась к психиатру, но тот сказал, что лечить Софию легально не может, и порекомендовал психолога.

«Когда я пришла на прием, мама осталась за дверью, — вспоминает София. — Психолог просто начал меня прессовать. Рассказывал, что люди вроде меня существовали еще задолго до рождения Христа в Содоме, что я вступаю в конфликт с обществом и поэтому у меня появятся психосоматические заболевания, рак, и я умру из-за того, что иду против женской природы».

Иллюстрация: Артем Марков и Алина Сафоненко / Заборона

Психолог утверждал, что Софии нужно ходить к нему на консультации — это якобы поможет ей обрести гармонию со своей «женской природой». Говорил, что причина ее влечения к женщинам кроется в травме, и что никто не рождается геем или лесбиянкой. Это был монолог, а не диалог: психолог не давал девушке сказать ни слова.

Затем он раскрыл детали приема ее матери, тем самым нарушив профессиональный этический принцип. По его словам, дочь ненавидела мужчин, ей промыли мозги и поможет только «основательное» лечение.

София решила, что с нее хватит, и наотрез отказалась проходить какую-либо терапию. Она старалась меньше времени проводить дома: посещала тренинги, задерживалась в университете, ночевала в студенческом общежитии у друзей. В 2020 году София устроилась на работу и сняла квартиру. С тех пор родители ее не донимают: отношения нормализовались.

Психолог и ее Божий путь

Судя по базовому опросу Freedom House, конверсионная терапия основывается на вере в то, что гомосексуальность — это медицинская или психологическая проблема, которую можно «вылечить».

Нам удалось найти в Украине психолога, считающего гомосексуальность болезнью, которую нужно и можно лечить. Это самая известная специалистка в данной области — Людмила Гридковец. Она кандидатка психологических наук, заведующая кафедрой психологии и педагогики Киевского института бизнеса и технологий, а также основательница и председательница «Украинской ассоциации христианской психологии». По ее мнению, причины гомосексуальности следует искать в родовой травме, и это можно вылечить. Выйти с ней на контакт оказалось непросто. Людмила — очень занятой человек: она ездит по стране и консультирует других специалистов, читает лекции об «опасности гендерной политики». В ее профессионализме уверены многие — например, преподавательница ЛНУ им. Ивана Франка и Украинского католического университета, практикующая психологиня Лидия Кондратик:

Лидия Кондратик

«Смотрите: если вы видите тенденции к гомосексуализму — тогда это точно к Людмиле Гридковец, — объясняет по телефону Кондратик. — Она этим занимается очень-очень успешно. Она просто в этом специалист и сразу видит корень проблемы: медицинский это вопрос или что-то духовное».

Христианская психологиня назначает встречу в церкви Николы Доброго на киевском Подоле. Она предупредила, что это будет групповая консультация «расстановки», но в детали не посвящала. По пути туда я повторял про себя «легенду»: меня зовут Саша, мне 25 лет, работаю официантом. Я — гей и хочу вылечиться.

«Расстановки» проходят на третьем этаже храма. Стулья расставлены по кругу. Собралось десять участников терапии, включая Людмилу.

Метод «расстановок» разработал немецкий философ и богослов Берт Хеллингер. У него не было психологического или медицинского образования. Это странный микс системной семейной терапии и мистики, а Людмила Гридковец привнесла туда еще и христианское вероучение. Одним словом, псевдонаука.

Расстановка проводится в группе. Есть человек-клиент с какой-то психологической проблемой, а остальные участники группы играют роли «фигур». Фигур много: это «представитель» клиента (его двойник), «Божий путь», один или несколько членов семьи, а также абстрактные понятия — например, «душа», «здоровье», «депрессия», «синдром».

Человек-клиент берет людей-фигур за плечи и расставляет по комнате, как душа пожелает. Единственная фигура, которая сама выбирает удобное положение независимо от клиента — «Божий путь». Такому человеку еще вручают тяжелую картину, на которой изображен святой. Затем клиент отходит в сторону и наблюдает за тем, что происходит с фигурами.

Гридковец Людмила / Facebook

Проходит несколько минут. Люди-фигуры молчат: настраиваются на прием информации из какого-то потустороннего источника. По команде Людмилы начинается психодрама вперемешку со спиритизмом: люди передвигаются, ведут диалог, описывают свои переживания и ощущения.

Клиент вместе с Людмилой анализируют происходящее и задают вопросы. Некоторые клиенты даже начинают общаться с фигурами, как со своими реальными родственниками.

Одной впечатлительной девушке Людмила задает несколько уточняющих вопросов о том, кто она и откуда родом. Психологиня закрывает глаза и начинает рассказывать о давних событиях так, словно была их свидетельницей.

Людмила говорит, что видела, как маленький мальчик — дедушка клиентки — бежит, задыхаясь, по полю: за ним гонятся коммунисты. Клиентка, услышав это, начинает плакать, а Людмила продолжает рассказывать о зверствах большевиков в родном дедушкином селе: малышом его трижды выводили на расстрел, но только чтобы напугать — отсюда страх клиентки потерять бойфренда.

Потом схожую сцену разыгрывают и со мной. В ее ходе Людмила сообщает, что мою мать и вовсе изнасиловали какие-то пьяные отморозки — возможно, поэтому я «гей».

После этого Людмила предлагает петь религиозные песни, молится, просит повторить за ней несколько предложений — и назначает «лечение».

Мое лечение от Гридковец выглядит так: на протяжении 40 дней я должен каждое утро начинать с ритуала. Опереться спиной о стену, вдохнуть и «почувствовать, что за мной стоят папа, мама, их родители и весь мой род». Представить впереди себя «Божий путь», а затем вслух произнести и выполнить следующее:

«Боже, спасибо тебе за моего отца!» — Сделать поклон. — «Боже, спасибо тебе за мою маму!» — Поклон. — «Боже, спасибо тебе за род моего отца!» — Поклон. — «Боже, спасибо тебе за род моей матери!» — Поклон. — «Боже, спасибо тебе за то, что я сын великого рода!» — Поклон. — «Боже, благослови этот день и тем, кто на земле, и тем, кто на небе!» — Поклон.

После этого, говорит Людмила, «со всей этой тусовочкой» нужно сделать шаг «в новый день». Если я пропущу хотя бы одно утро, счетчик обнулится и придется начинать все сначала.

По словам Гридковец, после такого «лечения» ее помощь может больше не понадобиться. Но если этого будет недостаточно, она будет ждать меня на индивидуальной встрече по истечении 40 дней.

Психиатрия и ее особенности

Я также попробовал попасть на прием к психиатру или хотя бы к психотерапевту — первый из них может выписывать пациентам антидепрессанты и назначать медикаментозное лечение.

В некоторых клиниках сразу объяснили, что гомосексуальность — это норма, и в лечении не нуждается. Мне нужны были те немногие, кто говорил, что может помочь «избавиться от проблемы». Согласились поговорить глубже два специалиста в Харькове: когнитивно-поведенческий психотерапевт и психиатр-нарколог.

Первый выписал препараты — но не от гомосексуальности, а от тревожности, чтобы я мог «спокойно принять себя». Психотерапевт объяснил, что в человеческой популяции всегда есть несколько процентов таких людей и это не патология.

«Нужно попить препараты, тревожность уйдет, вы спокойно сможете на все это посмотреть и к психологу сходить, она там с вами разберется, — сказал психотерапевт. — Это дело сугубо личное. Как заниматься сексом, с кем, когда и все остальное. Весь вопрос в том, чтобы это устраивало человека. Говорить, что однополые связи — это плохо, нельзя».

Психиатр-нарколог посоветовала поговорить с мужчинами: зарегистрироваться в каком-нибудь приложении для геев, познакомиться с кем-то, сходить на свидание.

«Любите того, кого вам хочется любить, — сказала она. — Да, общество на это смотрит как-то не так. Но, во-первых, вам не надо давать объявление на OLX, мол, «я люблю мальчиков». Во-вторых, идти против своей природы как-то не ок. Вы же не покупаете себе продукты, на которые у вас пищевая аллергия, грубо говоря. А если вы сейчас будете себя переламывать, то это чревато более серьезными психическими расстройствами»

Тем не менее, так бывает далеко не всегда.

Церковные методы

Помимо некоторых психологов, гомосексуальность также берутся «лечить» и определенные богослужители, считающие сексуальное влечение к представителям своего пола тяжким грехом. Журналистка Забороны Светлана Ославская как-то побывала в театре экзорцизма всего в часе езды от Киева.

Согласно базовому опросу Freedom House, религиозные мотивы играют ведущую роль в убеждении, что гомосексуальность «лечится». Также на лидеров религиозных групп указывают как на самых крупных промоутеров конверсионной терапии, а главными «врачевателями» называют верующих.

Изгнание демонов и бесов — это целая индустрия. Многие религиозные учреждения делают экзорцизм частью своего имиджа — например, Почаевская лавра в Тернопольской области Украины. Кроме батюшек, изгнанием бесов занимаются еще и знахари, гадалки, повитухи и экстрасенсы.

Эдвард Риз родом из Днепра. Он — небинарный человек, или квир. Такие люди отказываются от гендерных условностей — стереотипного «женского» и «мужского» поведения.

Эдвард Риз. Фото: Иван Черничкин / Заборона

«Я не чувствовал себя ни женщиной, ни мужчиной, собственно, всегда, — рассказывает Забороне Риз. — Другие дети говорили: «Я — девочка, я — мальчик», а я говорил, что я эльф или что-то такое. То есть с детства у меня было такое понимание, что все эти женские штуки — это вообще не для меня. Они где-то там, а я — здесь».

В университете Эдвард встретил первого партнера, который идентифицировал себя как мужчину. Родителям Риз представил его как подругу. В какой-то момент мама и папа поняли, что это не просто подруга, и устроили Эдварду допрос на кухне.

«Я ответил: «Ну, окей, это правда: мы встречаемся». Родители просто взбесилась — мама превратилась в какую-то гарпию. Они стали на меня кричать, говорить, что мне пиздец, что мы тебя закроем дома и никуда не выпустим, что это грех — моя мама была на тот момент очень православной», — вспоминает Риз.

Родители избили Эдварда, отобрали у него мобильный телефон и несколько дней не выпускали из дома. Затем обратились к экзорцисту. Правда, это был не батюшка, а скорее какой-то знахарь, вспоминает Риз, и сеанс изгнания демонов проводили не в церкви, а в маленькой квартирке. Эдвард лежал на кушетке, а экзорцист в течение часа читал молитвы, водил над ним кадилом, брызгал святой водой.

Эдвард Риз. Фото: Иван Черничкин / Заборона

Когда родители поняли, что экзорцизм не подействовал, то решили отправиться в паломничество по храмам Киева. Они обошли все церкви столицы за один день, везде ставили свечи и читали молитвы, стоя перед алтарем на коленях. Эдварду так и не вернули телефон, запрещали общаться с друзьями.

Вернулись в Днепр и через какое-то время Эдварда увезли к родственникам в пригород, откуда тот сбежал к партнеру на съемную квартиру. Жизнь, казалось бы, налаживалась: Риз нашел работу, жил с любимым человеком. Но родители не отступали: пробивали адреса, наведывались в офис, скандалили с начальством, искали Эдварда в университете.

«Ходили в университет, рассказывали там, что мы лесбиянки, ведьмы, поклоняемся дьяволу, — вспоминает Риз. — Пытались настроить всех одногруппников против меня: говорили, что я сошел с ума, что я шизофреник, сбежал из дома и не даю себя лечить. Первые года три у меня постоянно была паранойя, что меня найдут: они звонили в службу такси, чтобы узнать, куда меня отвезли, угрожали психушкой».

Спустя несколько лет родители сдались.

Почаевская лавра

Почаевская лавра в Тернопольской области известна сеансами экзорцизма или, как это здесь называют, «отчитками». Это молебен, который изгоняет из человека бесов и демонов. По телефону привратник [кто-то вроде оператора или секретаря] объяснил, что во мне живет злой дух «содомии». Нужно приехать и исповедаться перед батюшкой — тогда демон отступит.

Как только я попал на территорию лавры, охранник порекомендовал мне снять маску: «Это святое место, убивает все вирусы!» Позже мне дали брошюру, где одним из грехов значится «боязнь страданий, нетерпение скорбей и болезней — они отпущены Богом для очищения души от греха».

Главный храм лавры, Свято-Успенский собор, набит людьми — не протолкнуться. Прихожан больше пятисот и все без масок.

Прежде чем приступить к исповеди, нужно выписать на листочек грехи, в которых хочешь раскаяться. Внимательно изучив перечень на стене, я понял, что легче выписать то, чего не совершал. В этом списке гомосексуальность обозначена как «содомия».

Фото: Самуил Проскуряков / Заборона

Встаю в очередь на исповедь. Прокручиваю в голове легенду, пытаюсь изобразить стыд. Когда наступает мой черед, голову покрывают епитрахилью — это такая длинная лента, которая огибает шею батюшки и обоими концами спускается ему на грудь.

Батюшка объясняет: вся эта «содомская зараза» пришла с Запада, а я мог ее «подцепить» через прослушивание рок-музыки, чтение плохих книг, компьютерные игры, просмотр аморальных фильмов [как я узнал позже из брошюры, особую неприязнь тут вызывают фильмы о Гарри Поттере]. Говорит, что если я не «прилеплюсь» к церкви, не стану ее частью, тогда «демон содомии» меня «сожрет».

Также батюшка рассказывает, что американцы закрыли детский дом под Ровно и теперь сиротам негде жить, нечего есть. Если я хочу искупить грехи, нужно жертвовать деньги на благотворительность. Купить еду, памперсы, постель.

Он диктует свой номер телефона и просит позвонить утром, чтобы он дал более детальные инструкции: куда отнести пожертвование в Киеве, где найти достойного священника. Затем батюшка приказывает целовать икону. Поскольку под епитрахилью меня не видно, я этого не делаю. Тогда он сильно прижимает мою голову к святыне: кажется, что от давления под моим лбом треснет стекло. Затем батюшка заставляет повторять за ним все грехи, которые я выписал на листик, и протягивает свою руку, чтобы я ее поцеловал. Приходится подчиниться.

Иллюстрация: Артем Марков и Алина Сафоненко / Заборона

Протестантский подход

Протестантские церкви также часто принимают гомосексуальность за болезнь и пытаются лечить ее. «Фишка» протестантов-харизматов — иные языки. Это нечленораздельные звуки, которые верующие произносят во время молитвы и считают проявлением Святого духа. Помимо этого харизматы любят эмоциональные проповеди, а также подвижную музыку с использованием электрогитары, баса, барабанов и синтезатора. Скорее всего, вы уже слышали про этих ребят: так делают лидер «Возрождения» Владимир Мунтян и апостол Сандей Аделаджа из «Посольства Божьего».

На харизматических служениях люди танцуют, смеются, плачут, кричат, обнимаются, катаются по полу. Проповедники произносят со сцены мотивационные речи — чаще всего говорят о богатстве и процветании — а также «исцеляют» от болезней и изгоняют демонов.

Кроме того, прихожане жертвуют деньги — минимум 10% от зарплаты или дохода с бизнеса. Согласно данным Минфина, средняя зарплата по Киеву составляет 18 тысяч 504 грн. В киевском филиале международного харизматического движения «Новое поколение» мы насчитали порядка 300 человек на субботней службе. Из них не менее 200 платежеспособны. По самым скромным подсчетам получается 370 тысяч гривен пожертвований ежемесячно.

В Киеве епископ «Нового поколения» в Украине Андрей Тищенко рекомендовал мне найти хорошую жену. Проповедник помолился за меня и отправил к секретарю, чтобы мне подыскали наставника и определили в «домашнюю группу».

После разговора с секретарем за меня взялся пастор Вадим Кривенко. Он предложил индивидуальную встречу в его офисе на Майдане Независимости. Там проповедник объяснил, что есть венерические заболевания, а есть духовные, которые тоже передаются через «беспорядочный секс».

Как возможную причину Кривенко также рассматривал обиду на женщин из-за якобы плохих отношений с матерью и неудач с девушками.

«С женщинами отношения не строились нормально. Раз не получилось, два не получилось, три не получилось — и он переключился, знаешь, как бывает, на мужчин, потому что тут легче», — предполагает пастор.

Он давал «процентов десять», что, возможно, я просто слишком много смотрел «порнухи» — вот и потянуло за новыми впечатлениями.

Первое, что нужно сделать для успешного «лечения» по мнению пастора — регулярно посещать субботнее служение, а по четвергам — домашнюю группу. Еще мне нужно прочитать книгу епископа Андрея Тищенко «Спасение души», а как закончу — прийти на повторный прием к Вадиму. Молиться нужно каждый день не меньше часа.

В конце Вадим возложил на мою голову руки и попросил повторить за ним слова молитвы. Я месяц ходил на субботние служения, один раз посетил домашнюю группу, заблокировал все номера и больше не возвращался.

Что говорит наука

Детский и подростковый психиатр Денис Угрин более 20 лет живет и работает в Великобритании. Он декан и преподаватель магистерского курса по детской психиатрии Королевского колледжа Лондона — самого крупного и престижного университета Англии.

Денис Угрин

Психиатр объясняет: современная наука считает гомосексуальность разновидностью нормы — точно такой же, как гетеросексуальность или бисексуальность. Сегодня мы знаем, что, например, от 8 до 25% гомосексуального поведения определяются генетическими факторами. Также известно, что у гетеросексуальных и гомосексуальных мужчин есть отличия в строении мозга, а наличие старшего брата увеличивает вероятность родиться геем на 38%. Исторические и антропологические анализы показывают, что гомосексуальность встречалась во всех эпохах и по-разному воспринимается в тех или иных культурах. Нам также известны примеры гомосексуальности среди животных.

Позиция, что гомосексуальность нормальна, отражена в таких крупных международных структурах, как Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) и Американская психиатрическая ассоциация (АПА).

Обе эти структуры разрабатывают и публикуют практические руководства для врачей и психиатров по всему миру. Они содержат перечень симптомов всех известных психических расстройств. Руководство от ВОЗ называется «Международная классификация болезней» (МКБ), от АПА — «Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам», коротко — DSMСоставляются эти документы ведущими специалистами в области медицины и психиатрии. Из DSM гомосексуальность как болезнь исчезла в 1980-м, из МКБ — в 1990 году.

Впрочем, сторонники конверсионной терапии считают это не результатом глубоких изменений в понимании природы сексуальности, а некоего политического заговора и давления «гей-лобби».

«Нужно проделать огромную работу, чтобы включить или исключить какой-то диагноз из DSM, — объясняет Угрин. — Например, мы уже много лет работаем над тем, чтобы в классификацию внесли несуицидальное самоповреждение, или NSSI. Мой коллега из Колумбийского университета Дэвид Шаффер работал еще над DSM-3 [дата публикации — 1980 год], чтобы NSSI туда включили. Тогда ему отказали, поскольку не хватало исследовательской базы. Затем пробовали внести изменения в DSM-4 [1994 год] — тоже неудача. Наконец, вышел DSM-5 [2013 года], куда NSSI также не включили, а Шаффер уже на пенсии. Это дело очень непростое: его невозможно решить путем какого-то «лоббирования». Подобные обвинения мне кажутся немного абсурдными».

Рассуждая о последствиях конверсионной терапии, Денис Угрин подчеркивает, что даже просто разговоры наносят огромный вред психике. У ребенка или подростка, прошедшего «лечение», возникает внутренний конфликт между ложным убеждением, что его влечение ненормально, и биологическим фактом того, что изменить ориентацию невозможно. То есть жертва терапии пытается бороться со своим неотъемлемым нормальным свойством, как если бы голубоглазых людей объявили больными или одержимыми бесами.

«Конверсионная терапия негативно влияет на самооценку ребенка и вызывает чувство вины, что приводит к депрессии со всеми вытекающими», — говорит Угрин.

Иллюстрация: Артем Марков и Алина Сафоненко / Заборона

Почему такая проблема до сих пор существует в Украине?

Глава общественной организации «Инсайт» Елена Шевченко объясняет: на уровне государственных клиник и больниц конверсионную терапию официально не практикуют. Есть другая проблема: устаревшие учебники в университетах и медучилищах.

Елена Шевченко

Например, вот учебный план преподавателя Национального педагогического университета им. Драгоманова, Института социологии, психологии и социальных коммуникаций. Большая часть рекомендуемых студентам учебников написана еще в прошлом веке, где гомосексуальность в лучшем случае маркируется как сексуальное отклонение.

Среди преподавателей часто встречаются гомофобы. Они входят в диссертационные советы, влияют на атмосферу в университете, объединяются во всевозможные гомофобные ассоциации, куда часто приглашают специалистов, никак не связанных с медициной и психологией.

Шевченко также указывает, что экстремальные виды конверсионной терапии, такие как электрошок или демонстрация гей-порно с одновременным введением рвотных препаратов, чтобы вызвать «условный рефлекс отвращения», встречаются достаточно редко.

Однако даже «лечение» разговорами достаточно опасно: человек доверяет специалисту, который культивирует в нем чувство вины и представление о собственной ненормальности.

Согласно опросу Freedom House, конверсионной терапии чаще всего подвергались несовершеннолетние — это 65% опрошенных, 76% из которых к этому принуждали. Это говорит о том, что главная причина существования конверсионной терапии в Украине — отрицание большим числом родителей гомосексуальности их детей как чего-то нормального. И, как следствие, постоянные поиски решения для этой «проблемы».

Материал подготовлен при поддержке международной правозащитной организации Freedom House в Украине

Источник

Поделись публикацией
Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

два × четыре =