“Если на вас нападают – бегите”: директорка ЛГБТИК-организации о насилии, полиции и надежду на лучшее

Елена Шевченко – открытая лесбиянка, феминистка и директорка ОО “Инсайт”, правозащитной организации, помогающей ЛГБТИК-людям. vpershe.com в прямом эфире в своем инстаграми расспросили ее о том, как правильно вести себя в случае дискриминации или нападения из-за вашей сексуальной ориентации или гендерной идентичности.

О нападениях и полицейской халатности

Наиболее резонансный случай, с которым я столкнулась в контексте насилия, произошел в 2016 году, когда мы пытались провести Фестиваль равенства во Львове. Отель, где должно было состояться событие, окружила толпа с более 400 праворадикалов. Они бросали “коктейли Молотова” и взрывчатку, и нас должны были эвакуировать. Вероятно, никогда этого не забуду. Это дело до сих пор не расследовано. То есть на уровне законодательства Украины о преступлениях на почве ненависти мы видим, что даже дела с международным резонансом стоят на месте. Из недавних событий: в прошлом году я шла в офис во время Хэллоуина и на меня напали, толкнули с криками “лесбиянки”. Было полно свидетелей, а дело тоже не расследуется. Несколько дней назад звонил участковый, потому что ему пришел приказ уточнить, живы ли люди, на кого напали.

Еще одним из проявлений насилия, с которым сталкиваются публичные представители ЛГБТИК-сообщества, является сафари-группы. Это праворадикальные сообщества, которые обычно создаются в телеграмме, где вывешивают персональную информацию о ЛГБТИК-людях – инстаграм, телефонный номер, порой даже адрес – и призывают участников “пойти туда и разобраться”. Мы постоянно пишем заявления, и такие группы часто закрывают. Но люди, которые создают, остаются безнаказанными, хотя часто они это делают очень открыто, даже создавая сообщения на своей странице в фейсбуке.

Вообще, трудно обращаться в полицию по таким делам. Их расследуют в лучшем случае как хулиганство. Нет публичного наказания за мотив. И поэтому последние пять-шесть лет мы боремся именно за изменение законодательства, так как сейчас насилие из-за сексуальной ориентации или гендерной идентичности (далее – СОГИ) по закону не наказуемо.

В статье 161 Уголовного кодекса Украины указано, что причин преступления на почве ненависти может быть только три: расовая, национальная и религиозная нетерпимость. О сексуальной ориентации или гендерной идентичности там речи не идет. Мы стараемся использовать эту статью, но эти признаки ограничены, их трудно применить к гомофобным и трансфобным преступлениям. Хотя даже и преступления по признаку расизма у нас не расследуют. То есть нужно изменить законодательство, создать специальный участок и научить людей работать с такими преступлениями, но на это нет политической воли.

Поэтому расследование преступлений против представителей ЛГБТИК-сообщества просто замораживаются или закрываются без решения проблемы. Некоторые дела так висят с 2010 года.

Однако в полиции тоже есть разные участки, и не все там одинаковые. В последнее время хорошо удается сотрудничать с ними во время крупных публичных мероприятий. Например, Марш Женщин, который мы делаем последние два года, был классно защищен, так же как и трансгендерный Марш. Конечно, это требует коммуникации перед событием, но последние два года все было супер. Ранее было труднее.

Что делать в случае насилия / дискриминации

Когда я хожу по улицам, то внимательно присматриваюсь – что это за улица, кто вокруг, кто где сидит. Это уже просто часть моей жизни. Также ношу с собой газовый баллончик.

Если на Вас нападают – нужно бежать. Если нет такой возможности, зовите на помощь. А потом надо зафиксировать этот случай в полиции – вызвать ее и написать заявление. Это самое главное.

Далее нужно обратиться к какой-то общественной организации, предоставляющей юридическую поддержку. Например, мы это делаем в Инсайт. В Украине просто написать заявление – увы, слишком мало. Его просто могут похоронить в правоохранительных органах. Поэтому мы дальше мониторим прогресс в деле, чтобы его не замяли.

В случаях дискриминации на почве сексуальной ориентации, например, на работе тоже стоит обратиться в общественную организацию, занимающейся такими вопросами, за юридической поддержкой. Ведь в Кодексе о труде прописано, что любая дискриминация на почве СОГИ абсолютно запрещена.

Для того, чтобы справиться с опытом дискриминации или насилия ментально, стоит обратиться к психологу или психотерапевту. Также старайтесь выделять время для себя – медитируйте или ходите в спортзал. Образ жизни, который веду я, – открытой лесбиянки, занимающейся активизмом – не для всех, но я научилась справляться с негативом и стрессом, поэтому мне нормально.

Изменения в обществе

За последние 5-10 лет значительно возросло количество открытых ивентов, информации, и поэтому стало больше видимой гомофобии и трансфобии, это ожидаемая реакция консервативного общества.

Процессы, которые мы наблюдаем сейчас, являются естественными на пути к изменениям. Толерантности становиться больше, потому что это просто о здравом смысле. Хотя, конечно, абсолютного принятия ЛГБТИК-людей, вероятно, не будет нигде и никогда. Однако сегодня мы видим, что появляется все больше открытых ЛГБТИК-людей и молодежь становится более готовой к переменам. Поэтому мы будем долбить эту скалу и дальше, потому что надежда есть.

Статья написана в партнерстве с Гендер Зед.

Источник

Поделись публикацией

Комментарии закрыты.