«Для государства мы просто двое мужчин, мы не согласны с этим»: ЕСПЧ начал рассмотрение жалобы касательно однополых браков в Украине

Андрей Маймулахин и Андрей Маркив более 10 лет живут вместе, но из-за украинского законодательства не могут зарегистрировать брак, поэтому лишены ряда прав, доступных гетеросексуальным парам. Речь идет как об имущественных правах – например, вопросы наследства, пользование совместно приобретенным имуществом, распределение имущества в случае развода. Так и о правах принимать медицинские решения своего партнера, если тот, например, попал в ДТП и не способен принять решение. Или же – о совместном праве усыновить ребенка.

«У нас есть общая собственность, взаимная поддержка и забота, наши любимые животные, обязательства друг перед другом и взаимная ответственность. Мы делим все радости и невзгоды как любая семья, но в глазах государства – мы два отдельных мужчины, которые не имеют ничего общего, взаимных прав и обязанностей. Мы не согласны с этим », – говорит Маймулахин.

Он рассказывает, что жалобу, которую в январе 2021 комуницировал Европейский суд, они с партнером подали еще в 2014-м году по статьям 14 и 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Представляют интересы мужчин в суде – адвокаты Украинского Хельсинского союза по правам человека (УХСПЧ). Сейчас наступил ключевой этап рассмотрения заявления:

«В целом процесс рассмотрения жалобы в ЕСПЧ выглядит так: сначала подается жалоба, которая проходит проверку на приемлемость. Если она соответствует формальным критериям, то ее откладывают в долгий ящик. Затем, когда в суде появляется возможность – эти жалобы в суде начинают рассматривать по существу. Стадия комунакации – это как раз стадия рассмотрения жалобы по существу, когда стороны дела оказывают ключевые аргументы. Это ключевой этап, когда две стороны – наши адвокаты с УХСПЧ, а со стороны Украины – правительственный уполномоченный по делам Европейского суда по правам человека – подают ключевые аргументы относительно того, было ли нарушение Европейской конвенции или не было. После этого суд «удаляется в совещательную комнату» и принимает решение », – объясняет директор Центра стратегических дел УХСПЧ Михаил Тарахкало.

По словам Таракхала, их адвокаты уже готовят аргументы, которые бы доказали, что права мужчин были нарушены правительством Украины. При этом адвокат отметил, что суд поставил вопрос украинскому правительству таким образом, что фактически обвинил в том, что в Украине нет даже альтернативы брака для однополых пар. Например, того же гражданского договора.

«Украине будет очень сложно отрицать дискриминацию, поскольку в ЕСПЧ уже достаточно развита практика на решения по таким делам – это пул дел против Италии, Греции, в которых признавались нарушения по статьям 8 и 14 Конвенции о дискриминации. Для меня, как для адвоката не понятно, почему власть не может легализовать законодательно определенное состояние человека. Есть много гражданских прав, которыми лица не могут пользоваться, будучи в фактических семейных отношениях, и это порождает много юридических проблем, которые нужно урегулировать – рано или поздно это все равно придется сделать », – говорит Тарахкало.

Если ЕСПЧ вынесет положительное решение по жалобе мужчин, то Украина должна будет выплатить компенсацию – например в подобном деле с Италией, когда в 2017 году ЕСПЧ раскритиковал страну за непризнание однополых браков. Тогда жалобу в суд подали шесть гомосексуальных пар, которые заключили брак за рубежом и не могли получить признание браков в Италии. Суд постановил, что Италия должна выплатить каждому заявителю 5000 евро морального вреда. Дополнительно, одной из пар Италия должна была возместить 9000 евро на покрытие расходов, и еще по 10 000 евро предоставить другим парам.

Вероятно, в Украине произойдет так же. Кроме того, если суд вынесет положительное решение по делу мужчин и обяжет Украину выплатить компенсацию, то в дальнейшем подобные решения могут выноситься и в отношении следующих жалоб:

«Если эти жалобы будут удовлетворены, то Украина должна будет выплатить комппенсацию, а каждая однополая пара сможет подать жалобы – если не будет существенных различий в этих делах, то суд их будет удовлетворять, если этих жалоб будет много – ЕСПЧ примет так называемое пилотное решение – то есть он укажет Украине на системные недостатки в законодательстве, которые нарушают Конвенцию по правам человека, и она будет вынуждена их исправить, или через некоторый срок такие жалобы будут удовлетворены автоматически и Украина будет выплачивать эти компенсации каждой паре », – объясняет эксперт Правозащитного ЛГБТ Центра «Наш мир» Андрей Кравчук. Он со своим партнером также подал жалобу в ЕСПЧ – через месяц после того, как это сделали Маймулахин с Маркивым.

По словам Кравчука, пока Европейский суд начал довольно активно рассматривать жалобы однополых пар. Например, такие заявления уже поступили в учреждения из Румынии и Польши. Обычно рассмотрение таких жалоб составляет около двух лет – возможно за это время в Украине все же примут соответствующий законопроект.

В то же время координатор по политике и законодательству Национального МСМ-консорциума (МСМ – мужчины, имеющие секс с мужчинами – ред.) Святослав Шеремет уверен, что легализации прав однополых пар можно ожидать раньше – по крайней мере, об этом свидетельствуют законопроекты и действия нынешней власти:

«Во-первых, за последние годы Украина уже приняла около 20-ти законов прямо защищающие ЛГБТ от дискриминации по признакам гендерной… или просто учитывают ЛГБТ в законодательном поле. Украина уже признает однополое партнерство – правда, пока для жителей других стран, например, Германии. Они подписали соглашение о немецко-украинской промышленной торговой палате, где признаны зарегистрированные немецкие партнеры, которым предоставляются определенные гарантии на территории Украины. И таких сделок несколько», – говорит Шеремет.

В течение 2019-2020 годов в Раду активно вносились законопроекты, защищающие права ЛГБТ-сообщества, и под этими документами подписались десятки нардепов, в частности Николай Княжицкий, Владимир Арьев и Виктория Сюмар (депутаты от фракции «Европейская Солидарность»), Евгения Кравчук, Никита Потураев и Александр Ткаченко (депутаты от фракции «Слуга народа»), Ирина Констанкевич (группа «За будущее») и тому подобное. В то же время под документом об ответственности за «пропаганду гомосексуализма» (законопроект №3917) подписались только два человека – это Георгий Мазурашу и Елена Лис (депутаты от «Слуги народа»):

«Итак, баланс на стороне тех, кто будет продвигать интересы ЛГБТ-сообщества. Поэтому, в этом созыве благодаря наличию лояльных нардепов, мы ожидаем, что будет перевнесен законопроект об ответственности за преступления мотивированные нетерпимостью и второй – внесение законопроекта о гражданском партнерстве без учета пола партнера . Уже частично договоренности достигнуты, идут переговоры политические с рядом парламентских сил о том, что они будут поддерживать такой законодательный шаг», – говорит Шеремет.

«Мы хотели поехать жениться за границу»

На урегулирование законодательства по однополых браков надеются 32-летний Илья с 29-летним Игорем – они живут вместе уже 6 лет – почти сразу после знакомства на фестивале во Львове. Заключать брак за границей хотят, потому что надеются – Украина когда-то признает однополые браки, заключенные в других странах:

«До начала карантина мы планировали поехать в Португалию, чтобы пожениться. Там достаточно просто подать заявку, правда, этот брак действует только на территории, где его заключили – на территории Украины этот брак не признают, но можно было бы открыть совместный пенсионный счет в той стране, или наследственные вопросы решить. В Украине же такого нет. Но может за 5-10 лет Украина созреет к тому, чтобы признавать такие браки », – говорит Илья.

Он объясняет, что у него семья живет в России, с ними он общается раз в несколько месяцев, поэтому мужчина не хотел бы, чтобы члены его семьи имели отношение к его имуществу в случае какого-то непредвиденного события. То же самое касается медицинских решений:

«У меня, например, в Украине нет близких родственников, вопрос – почему есть какие-то люди, которые не имеют отношения, решать вопрос о лечении. Вопрос второй – почему на мое имущество должна претендовать сестра, которая живет в стране агрессоре? Меня это не устраивает. И третий вопрос – общие сбережения. О наследственной истории. То есть как бы это не оформлять, не строить схемы и планы, все равно право приоритета оставаться по крови, с которыми у меня довольно прохладные отношения», – объясняет Илья.

Сейчас мужчины обследуются в частной клинике «100% життя», где не испытывают предубеждения в отличие от государственных клиник, куда ходили раньше. Что касается усыновления ребенка – пока об этом не думали, но уже предусматривают, с какими сложностями столкнутся:

«Я знаю пары, которые это делают – усыновляют ребенка, но, простите за такое слово, это такой геморрой. Люди вынуждены правдами и неправдами это оформлять. Я знаю одну лесбийскую пару, которые оформили ребенка таким образом, это довольно сложная процедура, а для геев тем более. Обычно, нужно заключить брак с женщиной, чтобы хотя бы на бумаге быть женатым на девушке. Но воспитывают ребенка мужчины, и что делать, когда, например, нужно посетить школу? Фактически ты ходишь по лезвию ножа», – говорит Илья.

В Украине однополые пары не могут совместно усыновить ребенка – это может делать только один из партнеров. Хотя по статье 7 Конвенции об усыновлении детей ребенка разрешается усыновлять: двум лицам разного пола, находящихся в браке и единолично, а также государства могут предоставлять право на усыновление однополым парам (которые женаты или состоят в зарегистрированном партнерстве), Украина такого права парам не предоставляет .

«Конечно, все можно сделать за закрытыми дверями, но мы так не хотим»

О ребенке мечтают 36-летняя Александра и 28-летняя Евгения, которые почти 5 лет живут вместе:

«Мы начали жить вместе почти сразу как познакомились, у нас есть общая квартира, машина, бюджет, даже два кота. Есть планы на будущее, мы обычная семья, но все равно ограничены в правах – даже родным не можем рассказать о наших отношениях. Не все они знают о нас», – рассказывает пара.

Говорят, что с недоразумениями и предвзятостью сталкивались даже при покупке жилья, когда нужно было объяснить, почему две женщины решили вместе покупать квартиру.

«Даже в ситуации раздела имущества – нас не защищает законодательство. Если гетеросексуальная пара может в суде доказать гражданский брак и поделить имущество, то мы – нет. Тоже самое касается наследия и общих детей. Например, в случае смерти одного из партнеров, ребенок не сможет остаться со второй мамой / папой. то есть ребенка отдадут родственникам», – объясняет Александра.

Женщина добавляет, что они с партнершей мечтают о ребенке, но боятся юридических сложностей с которыми придется столкнуться, а также – реакции родственников:

«На законодательном уровне это не прописано. Получается так, что одна из нас рожает, а вторая может быть крестной мамой. В лесбийских парах чаще всего так и бывает», – говорит Саша.

Также пару волнует отношение врачей в случае, если они придут на искусственное оплодотворение:

«Закон не запрещает делать ЭКО (экстракорпоральное оплодотворение – ред.) Женщинам, не состоящим в партнерстве. Но, например, вторая женщина не будет признана матерью официально. Понятно, что деньги решают все и за закрытыми дверями можно делать все, что угодно, но не хотелось бы это делать «за закрытыми дверями», а пройти процедуру от А до Я как все пары. Неужели мы чем-то хуже гетеросексуальных пар и не можем быть счастливыми, чувствовать себя комфортно?», – объясняет пара.

По словам женщин, много лесбийских пар мечтают о рождении или усыновлении ребенка, но не делают этого годами из-за неурегулированного законодательства.

Что говорит закон?

До сих пор, по состоянию на 2021 год, однополые браки в Украине официально не признаются, а любые другие формы союзов для однополых пар законодательством не предусмотрены.

Частично легализовать права однополых пар могло бы введение института гражданского партнерства – это не равнозначная альтернатива брака в Украине, но как своеобразный костыль пригодилась бы.

Сейчас законопроект о гражданском партнерстве, создание которого координировал Украинский Хельсинский союз по правам человека, почти готов – вскоре его должны внести в Раду. Такие партнерства, альтернативные браку, уже давно является нормой во многих странах. Таким образом можно узаконить отношения людей, которые не желают или не имеют возможности по закону зарегистрировать брак.

Например, во Франции существует гражданский договор солидарности (Pacte civil de solidarité, PACS). Это контракт, который заключается между двумя совершеннолетними людьми для дальнейшей совместной жизни. При этом пол партнеров не имеет значения. В США однополые браки легализовали еще в 2015 году, когда Верховный суд вынес решение по делу «Обергефелл против Ходжес» (Obergefell vs. Hodges). Также однополые браки признают в Германии – соответствующий законопроект приняли еще 4 года назад. Только за 2019 год там зарегистрировали отношения 14 000 пар. Правда, это меньше, чем в 2018-м году, когда в Германии поженились почти 33 000 пар. От общего же количества браков количество однополых составляет лишь 3,4% в стране, говорится в отчете Федерального статистического управления в Висбадене.

Ранее сообщалось, что Министерство юстиции Украины внесло на общественное обсуждение проект распоряжения Кабинета Министров «Об утверждении плана действий по реализации Национальной стратегии в области прав человека на 2021-2023 годы». В документе, в частности речь идет о введении в Украине института регистрируемого гражданского партнерства, доступного для однополых пар. Однако проект до сих пор не приняли, хотя в ведомстве обещают сделать это как можно быстрее.

Создание этой статьи финансируется в рамках проекта «Разнообразие обогащает: освещение вклада этнических, религиозных меньшинств и ЛГБТ в украинское общество» Фонда прав человека Посольства Королевства Нидерландов. Содержание и мысли изложенные в этой публикации является ответственностью авторов и не обязательно соответствуют позиции Посольства.

Источник

Поделись публикацией

Комментарии закрыты.