Demone Ritti про гормональный переход: не бойся быть собой, это только твоя жизнь

Demone Ritti – одесский музыкант и блогер, тексты песен которого завораживают юных девушек и вызывают интерес у парней. Харизма, диалог «на понтах» и вызывающие образы – лишь одна часть жизни молодого человека. За маской демонического голубовласого Demone Ritti скрывается человек с тяжелым жизненным путем и смелостью, которая помогла ему двигаться дальше. Спросите, в чем? Дима – восемнадцатилетний трансгендерный парень, который в апреле начал свою гормональную терапию.

Уколы, борьба за “разрешение” быть собой, трудный период становления личности, непонимание близких, взлеты и падения, жизнь на грани, поддержка девушки и борьба с внутренней гомофобией.. Вот, что можно увидеть, как только выключается фронтальная камера и люди покидают чат. В нашем материале вы сможете заглянуть за ширму аккаунта Demone Ritti и ознакомиться с трудностями гормональной терапии, о всех изменениях и самом главном: обретении себя.

Ася: Гормональная терапия – серьёзный шаг, к которому ты должен был прийти. Расскажи, как все началось? Когда ты понял, что твой биологический пол отличается от гендерной идентичности?

Demone Ritti: Ощущение не совпадения пола и гендерной идентичности сопровождало меня всю жизнь. Я чувствовал себя иначе, чем другие девочки. Чувствовал себя как бы не в своей тарелке. Меня ужасно напрягало всё, что связано с женственностью. Уже в младших классах, когда дети по-детски начинают играть в любовь, я словил себя на мысли, что мне нравится моя одноклассница. И в тот момент, я помню, как говорил сам себе: Ты больной, это ненормально”. Так говорило общество и мама. Воспитание негативного отношения к ЛГБТ сообществу закладывается ещё в детстве, когда на улице идут две девушки и родители говорят “фу, это противно” или “не смотри на них”. Поэтому, до 14 лет мне приходилось выглядеть и проявлять себя не так, как я хочу (потому что я не мог принять, что это нормально. Такое принятие самого себя стоит огромной смелости, на самом деле. Это как подготовка к бою с обществом, в попытках быть собой).

Ася: Расскажи, как ты принял себя? Что повлияло?

Demone Ritti: Когда мне было 13, я подумал, что мне будет комфортнее с короткой стрижкой и полгода уговаривал маму разрешить мне постричься как я хочу. Она запрещала стричься слишком коротко, поэтому мы оставили чёлку на бок, но я был рад и этому. После того, как я постригся, я стал немного увереннее. Мать начала догадываться, что я явно меняюсь и вскоре увидела стихи, которые я писал своей, на тот момент, девушке. Был огромный скандал и тогда я впервые начал отстаивать свои права перед мамой, и, собственно, стал более уверенным. Я начал говорить в мужском роде, представился одноклассникам в новой школе как Дима и впервые нашёл друзей. Затем я постригся очень коротко и в общественном транспорте ко мне начали обращаться как к мальчику , всё это подогревало мою уверенность и придавало спокойствие. Я начинал приближаться к тому, кто я есть.

Ася: Тебе сейчас 18, с тех пор прошло немало лет. Конечно, принять себя – это важный шаг. Я думаю, именно с этого момента начинается период твоей реформации, который и привел к гормональной терапии. Как это произошло?

Demone Ritti: Я давно об этом задумывался. Стрижка, имидж и внутреннее ощущение это одно, а вот над пацанской внешностью предстояла ещё большая работа. Несмотря на то, что я отжимался каждый день и ходил в качалку, мои мышцы особо не росли, я весил мало, из-за гормонов были частые смены настроения, голос был предательски высоким и это всё очень давило на меня. В какой-то момент я понял, что хочу начать принимать тестостерон. Моя девушка знала обо всём этом и в качестве подарка на день рождения выбрала ампулы тестостерона. Мы вызвали медсестру на дом и в тот же день сделали инъекцию в минимальной дозе.

Ася: Но, все же, гормональная терапия требует серьезной подготовки. Вызвать медсестру, сделать одну инъекцию.. А дальше? Насколько мне известно, на гормональный переход нужно разрешение. Как ты решил эту проблему?

Demone Ritti: Я обратился к семейному врачу и сказал, что хочу начать гормональную терапию, он сказал, что нужно получить справку от эндокринолога и прийти с ней к нему, чтобы у меня была возможность делать инъекции в поликлинике. В тот же день я поехал к эндокринологу и, к моему удивлению, она постоянно называла это диагнозом. Я сказал ей, что мне всего лишь необходима справка, чтобы делать инъекции в поликлинике, но она настаивала на том, что это серьёзный “диагноз” и сначала мне нужно поехать в психдиспансер. Окееей, я поехал туда, переговорил с заведующей и она направила меня в одесскую психбольницу на дневной стационар, где я должен был минимум 10 дней дословно: “доказывать, что ты являешься трасгендером”. И тогда я понял, что это немного странно… Почему я должен доказывать вам то, кем я являюсь? И почему вы считаете это болезнью?

Предварительно она рассказала мне, что это довольно сложный процесс и даже если мне удастся доказать, потом предстоит комиссия из (10 врачей) и только от них зависит дадут ли мне справку. Я был готов пойти на это и отправился туда, чтобы узнать подробнее обо всём. Мой врач встретила меня не очень дружелюбно, на все вопросы она отвечала «ты видишь я кушаю, я занята и расскажу тебе всё завтра, когда принесёшь оригиналы всех документов» ) Она отказывалась говорить все подробности пока я не принесу документы. Всё, что она сказала это: «вам назначат лечение». На мой вопрос «какое?» последовал довольно-таки щекотливый ответ «капельницы, посещение психиатра». И когда я спросил, зачем мне капельницы, снова начались отговорки и я понял, что она уже считает меня больным. Разумеется, я не пришёл туда больше. Мне ни к чему стоять на учёте в психушке, потом будут проблемы с устройством на работу или получением водительским прав. Я прочитал много информации на тему пропиата тестостерона и так как я немного прошарен в медицине, я сам выставил дозу, исходя из инструкции, материалов и реакции моего организма. Начал колоть себе сам. Пока я не знаю другого решения данной проблемы и конечно же мед обследование и наблюдение у врача очень важно, но пока наша медицина не даёт мне таких возможностей.

Ася: Какие явные изменения ты наблюдаешь с момента начала гормональной терапии? И, сколько времени прошло с начала курса? С какими сложностями столкнулся уже в процессе приема препарата?

Demone Ritti: С момента первого укола пошел уже третий месяц. Меняется голос. Вначале было немного больно, когда пытался запищать или взять высокие ноты – голос срывается. Так как я пою, мне придётся учиться брать высокие ноты немного по-другому. Из изменений так же – появилось больше волос на теле, начали расти усы, прибавился вес и мышечная масса.

Сложности были, опятьтаки, из-за того, что чувствую я и того, что видят люди. В первый месяц особых изменений заметно не было и жизнь продолжалась так, как обычно. Я очень боялся, что ничего не получится. Были сильные перепады настроения и даже желание покончить с собой. Слава богу, всё обошлось, но я был действительно на грани. Но как только я заметил первые изменения, мне стало легче. Я перекрасился из синего в черный, чтобы больше походить на обычного парня, а не на неформала или лесбиянку. Сейчас я чувствую себя увереннее и могу снова вернуться к яркой покраске и моему стилю.

Ася: Гормональный переход – сложный период не только для тебя, но и для твоего окружения. Скажи, как отреагировали родные, когда ты точно заявил, что будешь делать гормональный переход?

Demone Ritti: Моя мать рыдала 2 часа. Реально. Все восприняли это как великое горе, начали говорить, мол, «угробишь своё здоровье» и вообще, «это всё неправильно». Но, честно, мне плевать. Единственной моей поддержкой остаются друзья, подписчики и девушка.

Ася: Планируешь ли ты в дальнейшем менять документы и идти до конца в смене пола? Какое имя выбрал для себя, или это секрет?

Demone Ritti: Моё имя Дима и я собираюсь, чтобы оно было в паспорте. В дальнейшем хочу операцию по удалению груди.

Ася: В период твоего становления, как личности, приходилось ли тебе посещать психотерапевта? Какой уровень компетентности психологов в нашей стране, по твоему личному опыту?

Demone Ritti: Приходилось, и я часто менял их. У меня были тяжелые депрессии, я очень уставал от вечной борьбы с обществом, но не ожидал, что также придётся и с психологами. Я обращался к ним из-за тяжелых депрессий, но психологи умудрялись влезать и в мой гендер, ориентацию. Я всегда предупреждал, что обращаюсь к ним не из-за этого и их помощь в этом мне не нужна, на что получал ответ “ну ты же девочка. Это ненормально, что ты выглядишь так. Я думаю, тебе стоит раскрыть свою женственность». Я поменял более 5 психологов, и все они были отчасти гомофобны.

Ася: Ты сказал, родители крайне негативно отнеслись к тебе относятся. Но, сейчас, когда они уже понимают – пути назад нет, есть какието перемены в их мышлении?

Demone Ritti: Да, перемены есть – они ненавидят меня ещё больше. Когда мы с бабушкой ходили на шоппинг и выбирали мне одежду, она называла меня в женском роде, в то время как продавец искренне не понимал, почему она называет своего внука “она”. Это было очень смешно и грустно одновременно.

Ася: Ты занимаешься музыкой. Скажи, будет ли касаться твое будущее творчество тем, касающихся гендерной идентичности. Многие исполнители пытаются обратить внимание на проблему с помощью своего искусства. Готов ли он к таким кричащим темам?

Demone Ritti: Зачем мне писать песни об этом, если я и есть наглядный пример. Моё творчество немного о другом (смерть, любовь, наркотики). А вот готов ли шоубизнес – я думаю да.

Ася: Скажи, от чего бы ты предостерег молодежь, которая только начинает осознавать свою гендерную идентичность? Как бы ты посоветовал действовать в случаях непринятия обществом?

Demone Ritti: Если нет поддержки от близких, находите единомышленников. Главное найти круг общения, в котором тебе будет комфортно и ты сможешь быть собой. Не бойся быть собой, это только твоя жизнь.

 

Поделись публикацией
Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

14 − 11 =