Быть лесбиянкой для меня – борьба

Как принять свою гомосексуальность и тот факт, что тебе нравятся девушки

В подростковом возрасте я довольно рано начала встречаться с парнями и первый сексуальный опыт у меня был с мужем. Внутри я осознавала, что мне нравятся девушки, я была лесбиянкой, но вокруг не было ни информации, ни людей, которые должны похожий опыт.

Истории о сексуальной ориентации: Ирина Рехли, 34 года

О сексе с родителями мы не разговаривали. Единственное, что мне досталось, было энциклопедией для девушек, в которой в очень сжатой форме описывались анатомические детали строения тела. Поэтому все, что меня волновало, я узнавала, как говорится, на улице. Например, мы подростками собирались у кого-то дома и смотрели украденные у родителей порнофильмы. Правда, мама однажды попыталась поднять тему секса в разговоре со мной. Но единственное, что ее волновало, это сохранение моей девственности до свадьбы, страх нежелательной беременности, и устрашения, что парень, как только получит чего хочет, сразу меня покинет. Слушая и доверяя ей, я пыталась скрыть любые признаки женской сексуальности.

Затем появилась группа Тату, и это стало лакмусовой бумажкой в ​​смысле, что так тоже может быть. Тогда я впервые влюбилась в женщину.

Позже появились сайты знакомств, где можно было выбрать сексуальную ориентацию, и пол человека, которого ты ищешь. Конечно, назвать себя лесбиянкой было страшно. Через внутреннюю гомофобию само слово казалось мне противным. Оно было клеймом, стереотипом, так как делало меня и не женщиной, и не человеком, а каким-то отклонением от нормы. Поэтому я долго скрывалась под словом “бисексуалка”. Будто оставляя себе дорогу в гетеронормативний мир, где я нагуляюсь с девочками, а потом будет свадьба, белая фата, дети и другие стандартные атрибуты «нормальной» жизни.

О своей гомосексуальности я ни с кем не говорила, потому что имела страх неприятия. Это вполне логично, учитывая, что я и сама себя не воспринимала такой, какой была. Впервые призналась подруге, когда мне было 21. Она тоже восприняла это как нечто несерьезное, как мое желание выделиться и сказала, что в ближайшем времени это пройдет.

У меня была депрессия, суицидальные мысли и попытки самоубийства. И классический набор страхов: делать ли каминг-аут, или поймут ли меня, родители не выгонят ли из дома, не побьют ли, не уволят ли с работы, захотят ли сдать квартиру. Даже элементарные посещение гинеколога были стрессом, я должна была ответить на вопрос о своей сексуальной жизни, и не знала, какой реакции ждать.

Перед родителями я не делала каминг-аута, потому что жила отдельно и думала, что им все и так понятно. Был момент, когда мама пыталась упрекнуть меня этим, назвала грешницей, и после этого мы с ней 2 года не общались. Сейчас она выбрала позицию не обсуждать мою личную жизнь, хотя и знает, что я в длительных отношениях с партнершей.

Конечно мое настоящее совсем другое, я смело и даже гордо могу признаться, что я лесбиянка. Два последних года координировала инициативную группу и региональное представительство всеукраинской ЛГБТ организации Инсайт в Черновцах.

Быть лесбиянкой для меня – борьба. Для меня это означает не жить по стандартному пониманию большинства, а иметь смелость быть собой.

Автор иллюстрации: Aga Bartosz

Источник

Поделись публикацией

Комментарии закрыты.