“Будьмо, гей!”: Фильм, который начинает диалог о достоинстве в украинском обществе

Полтора года назад я решился на эксперимент. Взял свою ручную камерку и радиомикрофон, одолжил у друзей штатив и набор светового оборудования и начал снимать фильм.

Тематика ленты для украинского общества, на самом деле, какая-то застенчивая. Ну, не очень общество готово об этом говорить.

Но уже через полтора года фильм с громкоговорящим названием “Будьмо, гей! Діалоги про гідність” готов. И ждет своего зрителя.

Несколько недель назад в чате жилого комплекса, в котором я живу, во время ссоры с одним из соседей я прочитал адресованную мне фразу: “Лучше бы такие, как вы, не жили у нас в комплексе. Плохой пример детям!”.

Я никогда не был парнем, который лезет в карман за словом, и к проявлениям любой агрессии привык. Впрочем, здесь я оторопел.

Я прекрасно понял, что именно это высказывание – это грубая попытка замаскировать, собственно, гомофобию. Дескать, куда ты лезешь, “педик”, с собственными советами и рекомендациями? Таких, как ты, вообще изолировать надо!

Только вот “яиц” у оппонента написать это откровенно – не хватило. Понимал он с самого начала, что поддержки от общества не будет. Потому что время уже не то.

Диалог закончился пустотой. На мой вопрос, так чем же я “плохой пример для детишек”, оппонент не ответил и съехал с темы.

А вот я задумался.

В Украине уже не комильфо осуждать, а тем более оскорблять человека за его сексуальную ориентацию, хотя и откровенно поддерживать представителей ЛГБТ+ общества пока считается чем-то зазорным, то “не по-пацански”.

Поэтому то и в чате все сошло на нет – при тихом, молчаливым наблюдением всех присутствующих.

“Украина не Россия” – об этом еще второй президент Украины Леонид Кучма писал. Впрочем, когда он писал свою книгу, он вряд ли вкладывал в эти слова и тот смысл, что современные украинцы к так называемым традиционным ценностям также относятся иначе, чем русские.

По крайней мере к некоторым.

Но, если до 2014 года отличаться от русских считалось элементом смелости, оппозиционности, то после революции достоинства все перевернулось. Сейчас это уже мейнстрим.

Хотя далеко не все прекратили жить прошлым, и остались находиться в парадигме “былых побед”, с неизменными вариациями на тему традиционной семьи, гендерного превосходства одних над другими.

Конечно, до сих пор люди с абсолютным нежеланием видеть, замечать и даже думать, что есть люди, которые не вписываются в рамки так называемых христианских ценностей, когда дядя с дядей – ужас, тетя с тетей – кощунство. А когда меняешь пол – это вообще преступление.

Но таких, жаждущих возвращения в прошлое – уже меньшинство. Они уже аутсайдеры.

К сожалению, не все так однозначно – мол, за Россию, значит против ЛГБТ.

Как бы странно это ни звучало, но те, кто в 2013-2014-м выходили на Майдан за европейские ценности, протестуя против произвола власти Януковича, теперь часто бывают по разные стороны от границ полиции во время проведения Маршей равенства, которые принято называть “гей парадами”.

И благо, что государство уже приняло на себя обязательство обеспечить безопасность представителей ЛГБТ+ и защитить их право быть видимыми. Хотя бы раз в год во время Марша равенства.

Власть, как будто соблюдая правила приличия перед Евросоюзом и США, не исключает право уличного проявления видимости людей ЛГБТ на Марше, но в любой другой день, когда нет рядом видеокамер и микрофонов журналистов, отмахивается от представителей секс-меньшинств, условно, говоря: “Каких прав вам еще не хватает? ”

Отмахивается, когда совершаются преступления на почве гомофобии.

Тогда как отрытая позиция власти по отношению к людям, которые устали молчать и изображать из себя кого-то другого, только не себя, невероятно важна.

Потому что эти люди имеют достоинство. Они завоевали право быть украинцами на Майдане. Они завоевали это право как волонтеры, активисты и как участники войны с Россией.

И сейчас они говорят: “Стоп! Хватит! Мы существуем! И мы имеем такие же права, как и все остальные!

А то как-то странно, когда вместе стояли на баррикадах на Майдане, мерзли в окопах под Широкино, когда совместно собирали гуманитарку и боролись с произволом чиновников – ЛГБТ-люди были нужны, потому что молчали о своем.

Но пора сказать: “Мы существуем!“. К сожалению, власть в Украине очень трусливая. Как те, кто реально у власти, так и оппозиция.

Когда я снимал фильм, у меня была идея включить в него комментарии некоторых, как мне казалось, прогрессивных политиков. Я обратился к представителям фракций “Европейская солидарность” и “Голос”. Но вы не увидите этих депутатов в моем фильме: кто под предлогом болезни отказался, а кто-то “замаскировался” отсутствием времени.

Самое удивительное, что публичная поддержка ЛГБТ-сообщества – в форме акций, выставок, кинопоказов – табуирована тема не только для украинских политиков, но и процентов на восемьдесят для ломов – лидеров общественного мнения.

Я просил многих помочь с распространением информации. Обычно ответом было молчание. Молчу – значит, не замечаю.

Или не замечать – проще, чем принимать, осознавать и двигаться вперед?

Многие прикрываются предлогом, что тема прав человека – “не наша” и вообще в Украине не популярна.

Мне тут на днях в личной переписке ответил журналист телеканала, который вещает на оккупированные территории. Тема якобы НЕУДОБНАЯ!

Опять же вспомню: а когда на фронт идет помощь – никого не смущает, что эти средства, в частности, от геев и лесбиянок, бисексуалов и трансгендеров. Или когда герои моего фильма воевали с Россией за Украину, это же всех устраивало.

Также устраивает все и всех, когда мои коллеги и даже друзья ведут топовые ток-шоу, утренние программы на радио и ТВ, руководят службами крупных телеканалов, работают политтехнологами и – вынуждены врать!

Да-да, по-настоящему врать. Выдумывать гостевые браки на грани развода с женой в Америке, медийные love story, в которые давно никто не верит, делая вид, что навсегда обручен с радио или ТВ. Хотя все и так все знают.

Но откровенность – достоинство быть собой – это не про них! Потому что есть хорошая-любимая работа, потерять которую панически страшно. А вдруг зритель-слушатель-клиент не поймет, не примет ?!

Опять же – проще промолчать. Проще сделать вид, что нет в Украине ЛГБТ. И не нужны им никакие гражданские партнерства, право иметь семью, как и все остальные.

А то, что живут вместе, так нам это безразлично. Может, это два брата или две сестры, или даже дальние родственники. Дааа, КАКАЯ РАЗНИЦА !!!! Мы в домике. Или не хотим даже знать !!

Я на днях посмотрел сериал “Убийство Джанни Версаче. Американская история преступлений”.

Так вот одна из причин, почему Версаче был убит серийным убийцей – у преступника внутри сорвалась пружина. Он больше не хотел врать. Самому себе, обществу. Он хотел быть тем, кем он был.

И несмотря на трагедию и пять человек, погибших, включая Версаче, убийцу так же жаль, как и его жертв.

Почему я вспомнил этот сериал и эту реальную историю убийства?

Общество, которое прячет голову в песок при наличии проблем, государство, которое отказывается жить в современном мире, в результате провоцирует куда более страшные вещи.

Когда полтора года назад я начал снимать фильм “Будьмо, гей! Діалоги про гідність”, мне было просто интересно изучить вопрос изменения сознания представителей ЛГБТ-сообщества в Украине, а также общества в целом по теме.

Сначала в названии было только два слова – “Будьмо, гей!” А уже в процессе съемок я понял: этот фильм о достоинстве. О достоинстве быть самим собой. О достоинстве украинцев быть настоящим европейским государством, которое идентифицирует и учится соблюдать все права человека.

Фильм о достоинстве, которую власть должна наконец найти, прекратив прятаться под юбку псевдотрадиций, выкрикивая в нужный момент лозунги о правах человека.

Премьера фильма состоится 27 мая 2021 онлайн в 19-00 по ссылке https://www.youtube.com/watch?v=3bHi0UJHSpg&t=0s.

Евгений Лесной, режиссер, журналист, теле- и радиоведущий, специально для УП.Життя

Источник

Поделись публикацией
Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

11 − 1 =