Тата Анастасян: «Наши книги продаются везде, в том числе и в Чечне. Гомофобию победит капитализм»

Интервью с главредом издательства Popcorn Books, которое издает в России главные ЛГБТ-романы современности.

О работе молодого инди-издательства Popcorn Books лучше всего говорят цифры и факты. Появившись в 2018 году, одной из первых книг, которые они издали, была сага Андре Асимана «Назови меня своим именем», и этот роман до сих пор держится в списке бестселлеров интернет-магазинов. Среди других крупных успехов – публикация романа Эндрю Шона Грира «Лишь», книги о писателе-неудачнике, которого приглашает на свадьбу бывший, «Дни нашей жизни» – русскоязычный квир-бестселлер Микиты Франко и «ВИЧ-положительная» – история девушки, скрывающей свой ВИЧ-статус. Хотя квир-проблематика – не основной лейтмотив в Popcorn Books (они позиционируют себя young adult fiction – издательством), таких книг у проекта большинство. В интервью для GQ главред и основательница Popcorn Books Тата Анастасян рассказала, каково это – продавать современную молодежную литературу в Москве и Чечне, почему крупные игроки книжного рынка не верили в успех ЛГБТ-героев и когда гомофобию победит капитализм.

 

Посмотреть эту публикацию в Instagram

 

Публикация от Popcorn Books (@popcorn.books)

С точки зрения продаж, тиражей, ты называла самым крупным успехом издательства «Назови меня своим именем». Ты вообще предполагала, что квир-сага, написанная так-то в 2007 году, выстрелит в России образца 2019 года?

Успех этой книги был, конечно, предрешен, ведь по ней сняли фильм, хотя это и не всегда стопроцентная гарантия [успеха]. Я все время шучу, что у меня есть чуйка, но это только наполовину шутка. Как раз чуйка и подсказала мне, что «Назови меня своим именем» ждет успех. Но это, кстати, уже не самая успешная наша книга. «Лисья нора» Норы Сакавич, которую тоже, между прочим, можно назвать квир-сагой, продается гораздо быстрее. Это первая часть серии «Все ради игры», а недавно у нас вышла вторая  – «Король Воронов», и она тоже бьет все рекорды. Это такой квирный «Гарри Поттер».

Возвращаясь к Асиману: если не ошибаюсь, фильм по книге не приобрел ни один российский кинопрокатчик, тебе это в то время было известно?

Фильм шел в кинотеатрах. Я посмотрела его, кажется, в «Октябре», его показывали с субтитрами, и зал был забит.

Вы были первым русским издательством, которое вышло на Асимана? Он был в курсе специфики страны, когда вы заключали контракт?

Не знаю, первыми ли мы были, но другие издательства тоже рассматривали эту книгу, просто, судя по всему, отказались от нее из-за каких-то опасений. Думаю, он был в курсе, хотя не знаю наверняка, мы с ним об этом не разговаривали. Но он был рад, что его книги появятся на русском, он очень любит русскую литературу.

В интервью ты рассказывала, что еще работая в АСТ думала об издании в России книг, в которых квир-линия одна из центральных. Почему сделать это не удалось?

В АСТ очень громоздкая структура компании, на верхах там сидят люди, которые принимают важные решения, но не сильно погружены в тренды: они только смотрят на прецеденты – что хорошо продавалось раньше и что продается сейчас. Большие боссы не видели ниши для квир-литературы, и уговорить их издать нечто подобное было практически невозможно, хотя мне пару раз это удалось. К примеру, с моей подачи в АСТ издали книгу «Уилл Грейсон, Уилл Грейсон» Джона Грина и серию «Страна сказок» Криса Колфера, хотя все очень долго противились. Это в целом главная проблема издательств-гигантов: на верхах сидят люди, которые не особенно погружены в молодежную культуру, а редакторы, в эту культуру погруженные, просто не имеют голоса.

Давай об этом подробнее? В издательствах-гигантах существуют какие-то негласные главлитовские установки? Или люди не верхах просто не верили, что на квир-темах можно подзаработать?

Люди на верхах не верили, что на квир-книги будет спрос.

БУКВАЛЬНО КОЕ-КТО ИЗ РУКОВОДИТЕЛЕЙ ГОВОРИЛ: «У НАС В СТРАНЕ НЕ ТАК МНОГО ТАКИХ ЛЮДЕЙ». МНЕ ЭТО БЫЛО СМЕШНО, ДО СИХ ПОР СМЕШНО.

Не только потому, что некоторые люди живут в абсолютном неведении о том, что творится у них под носом, но и потому, что кто-то считает, что квир-книги интересны исключительно квир-людям.

Мне понравилась твоя фраза в одном из интервью: «Капитализм победит гомофобию».

Мне кажется, что это так, потому что есть большой пласт людей, которые готовы издавать квир-книги, лишь бы заработать. Именно это привело к тому, что сейчас почти все крупные коммерческие издательства последовали нашему примеру и стали покупать права на подобные книги. Более того, я уверена, что то же самое нас ждет в кино.

Ты когда-нибудь слышала истории о том, что из-за ваших книг кому-то удалось стать терпимее к ближним своим?

У нас за три года было много добрых историй, особенно забавно читать, когда кто-то из внештатных исполнителей, закончив работу, скажем, над корректурой нашей книги, писал: «Мне очень понравилась эта книга, я даже не ожидал, она ведь на такую тему!» Помню, был один внештатник, который сказал, что поменял свое мнение о квир-людях после одной из наших книг. Приятно такое слышать. Вообще, много было подобного и от читателей, просто уже не вспомню.

 

Посмотреть эту публикацию в Instagram

 

Публикация от Popcorn Books (@popcorn.books)

Вы следите за тем, как книги продаются в разных частях страны? По этим данным вообще можно обрисовать портрет более и менее гомофобных субъектов? Я слышал, что в Чечне была какая-то заварушка с Асиманом.

Из Грозного нам писал сотрудник книжного магазина, с которым мы сотрудничаем, сказал, будто женщина жаловалась, что на выкладке стоит Асиман. Говорила: «У нас таких людей тут нет». То есть, она, видимо, смотрела фильм и была в теме. Продаются наши книги везде, в том числе в Чечне. А еще в СНГ: вот не так давно стали доезжать и в книжные Азербайджана. Про точные цифры я не узнавала, но они везде хорошо продаются, потому что многим магазинам даже не хватает книг. В связи с ковидом мы в начале прошлого года уменьшали тиражи, но теперь обратно увеличиваем, потому что спрос огромный.

Вы ведь теперь публикуете книги русских авторов, пишущих в том числе о квир-проблематике. Были опасения, что в стране работать над такой литературой может быть опасно и рукописи не найдутся?

Литература всегда находится на острие: авторы пишут о самом наболевшем, поэтому хорошие романы часто кого-то задевают, обижают, оскорбляют.

К СЧАСТЬЮ, СРЕДИ ЧИТАЮЩИХ ЛЮДЕЙ НЕ ТАК МНОГО ДУРАКОВ.

Про то, что авторы «не найдутся», опасений у меня не было, и их нашлось очень много, нам каждый день присылают новые рукописи. И очередь на публикацию, конечно, уже есть. Но при этом мы не хотим делать из книг бездушный конвейер. Книгоиздание, конечно, требует определенной конвейерности, но мы подходим к каждому проекту индивидуально, а не запихиваем книги под однотипные обложки в надежде, что одни авторы будут продавать других.

Как ты считаешь, сегодня квир-литература, написанная в России человеком – носителем языка, она может привлечь внимание западного читателя? Для меня было удивительно, что в Штатах издается множество книг о гомофобии в России. При этом сами русские – авторы единиц из них. На ум приходит только Маша Гессен, да и то, она – соавтор сборника монологов супружеских пар геев и лесбиянок.

Конечно, может – хотя она должна быть достаточно понятной, чтобы за рубежом ее приняли. То есть такая книга должна ввести читателя в мир современной России. В американском young adult жанре много книг, где рассказывается, например, о мексиканской культуре, и там читателя ведут за руку в новый мир. Должно быть нечто похожее. Вот книга Микиты Франко – хороший пример, потому что в ней глазами ребенка объясняется, как у нас все работает.

 

Посмотреть эту публикацию в Instagram

 

Публикация от Popcorn Books (@popcorn.books)

То, что к книгам удается привлекать внимание взрослой аудитории, – меняет ли это издательские планы? Начинаете ли думать о каких-то «больших романах»?

У нас уже есть серия «взрослой» литературы, к примеру, выходил пулицеровский «Лишь». Так что мы всегда за, только текст должен быть интересным, мы не берем книгу в портфель только за регалии.

Какие книги ты больше всего ожидаешь в будущем году?

В 2021-м наш портфель увеличится на треть. Мы расширяемся. У нас куплено очень много крутых переводных романов: «Гарвард-сквер» Асимана, «Девушка из Дании» Эбершоффа, «Горбатая гора» Пру, но я лично в следующем году начну активнее заниматься русскоязычным направлением. Хочется издавать классные современные коммерческие книги, только качество держать на высоком уровне.

Источник

Поделись публикацией

Комментарии закрыты.