Промежуточный анализ случаев нарушений прав транс*людей в странах ЦАВЕ в период с начала пандемии COVID-19

Начиная с апреля, Транс*Коалиция на постсоветском пространстве ведёт мониторинг и документирование случаев нарушений прав трансгендерных людей. Эта работа является частью общего проекта по реагированию на пандемию COVID-19 в странах региона Центральной Азии и Восточной Европы. Документируются при этом случаи за период не обязательно с начала апреля, а с начала введения государствами тех или иных карантинных мер, что можно считать точкой отсчёта изменения социальной реальности в соответствующих государствах для их граждан – включительно с транс*людьми.

Для документирования была разработана анкета, которую заполняют сами пострадавшие на условиях анонимности и конфиденциальности, имея при этом возможность описать инцидент во всех деталях, которые считают необходимыми. В некоторых случаях, когда связаться с пострадавшими не удавалось, информация была взята из различных других источников – это опрос потребностей транс*людей в ситуации пандемии COVID-19, проведённый ранее Транс*Коалицией, а также публикации в СМИ и соцсетях.

При изучении анкет некоторые записи были исключены, так как не относились к рассматриваемому периоду либо фактически не описывали никаких инцидентов. В остальном, на текущий момент (начало июня) было задокументировано 28 случаев насилия, дискриминации и других нарушений прав трансгендерных людей. Далее рассмотрим их в разрезе различных показателей.

Распределение по гендерным идентичностям выглядит таким образом (здесь небинарные люди – зонтичная категория, включающая в себя любые идентичности, отличающиеся от мужских и женских).

Как видно из этого графика, больше других страдают транс*женщины.

При этом у 16 человек документы не соответствуют их гендерной идентичности, и только 3 человека получили юридическое признание гендера. Про 9 человек информации об их юридическом транс*статусе нет. Эти данные подтверждают, что несоответствие документов заметно повышает риск стать жертвой нарушения прав.

Распределение по странам выглядит таким образом:

В этот список попала также Швеция, поскольку один из случаев касается мигрант_ки из постсоветской страны. Преобладание случаев из России и Украины говорит скорее о том, что в этих странах на сегодняшний день лучше удалось наладить мониторинг, чем о том, что ситуация с правами транс*людей в других странах действительно лучше.

Распределение по возрасту:

Людей старшего возраста очень мало. Открытым остаётся вопрос, действительно ли они реже страдают от нарушений прав, или эта категория просто более закрыта и менее видима.

В 9 случаях, т.е. около трети от общего количества, пострадавшие в той или иной степени вовлечены в активизм. При этом по части остальных случаев точной информации нет. Такой показатель выглядит достаточно высоким, и он может свидетельствовать о том, что активист_ки более подвержены риску инцидентов на почве трансфобии. Но стоит учитывать, что они также и более склонны не молчать о таких инцидентах, так что те чаще становятся доступными для документирования.

Теперь перейдём к анализу самих случаев нарушений прав.

Почти половина инцидентов (13) произошли дома с партнёрами, членами семьи и т.п. Косвенной причиной такого большого количества может быть то, что в силу карантина многие транс*люди оказались заперты дома со своей семьёй, и если близкие и раньше были трансфобны, то в такой ситуации все конфликты только обостряются. На втором месте (9) – инциденты в государственных либо других учреждениях, организациях или с сотрудниками таковых, больше половины которых (5), в свою очередь – инциденты с полицией.

Сравнительно небольшое задокументированное количество инцидентов по месту работы связано с тем, что карантин во многом уравнял транс*людей с остальными: ситуации, когда люди оставались без работы по причинам, не связанным с транс*статусом, здесь не рассматривались. Также можно предположить, что инцидентов в сети отмечено мало потому, что люди могут не воспринимать их как такие, о которых стоит сообщать.

Отмечу, что общая сумма по этой классификации превышает число задокументированных инцидентов (28), поскольку некоторые из них проходят сразу по двум категориям.

По характеру инциденты разделены здесь на три типа. При этом для упрощения рассматриваем, что более сильный тип поглощает более слабый (как физическое насилие, так и дискриминация чаще всего сопровождаются также и психологическим), кроме двух случаев, в которых одна ситуация фактически включает два разных инцидента.

Психологическое насилие в большинстве случаев связано с неприятием гендерной идентичности транс*человека. Оно принимает формы мисгендеринга, деднейминга, иногда и более жёсткого давления с требованием вести себя в соответствии с приписанным полом. Чаще всего оно исходило от родителей или других членов семьи и близких.

Половину случаев дискриминации составляют неправомерные действия полиции – задержание или арест без достаточных оснований, неадекватное поведение сотрудников и, в одном из случаев, шантаж и вымогательство. Также есть случаи, связанные с трудоустройством (увольнение или отказ в официальном оформлении на работу), ненадлежащее обслуживание в банке по причине транс*статуса и др.

Физическое насилие в некоторых случаях также исходило от близких, когда в своём неприятии трансгендерности они доходили до побоев. В другом случае, в Грузии в Тбилиси, транс*активистка подожгла сама себя напротив здания мэрии, выражая таким образом протест против бездействия властей, которые ничем не помогают транс*людям в их тяжёлом положении во время эпидемии. Реакцией на её поступок, однако, было задержание её полицией.

Два случая особенно жестокого насилия произошли в Украине в конце апреля. В первом из них, в Житомире, трансгендерную девушку избивали и насиловали на протяжении нескольких часов. Во втором, в Харькове, транс-девушку побили и сломали ей нос, так что она несколько дней провела в больнице. Оба этих случая получили широкую огласку в правозащитных кругах и в СМИ. В обоих полиция ведёт расследование, однако мотив ненависти на основании гендерной идентичности не принимается во внимание.

Что касается обращений в полицию или в другие инстанции по факту инцидента, таковые были в 9 случаях, включая два вышеописанных. В одном из случаев полиция никак не отреагировала, ещё в одном заявление было отозвано, поскольку пострадавш_ая передумал_а. Также, в случае отказа в обслуживании в банке, вопрос был в конечном счёте решён, но на сотрудников банка написана жалоба. В других случаях расследование либо разбирательство ещё продолжается.

Из тех, кто не обращались в полицию и обозначили причины этого, 3 человека назвали страх столкнуться с трансфобией и 7 – неверие, что это может принести результат.

Наконец, некоторые из респондентов кроме описания своего случая оставили комментарии, которыми хотели поделиться. Приведу цитаты некоторых из них (удалена личная информация, оригинальная орфография и пунктуация сохранены):

«В Интернете стало много гомофобных и трансфобных сообществ, призывающих к открытому насилию и выставляющих ЛГБТ-людей как “отвратительных и никчемных”. В этих сообществах есть прямые оскорбления и угрозы, видел даже призывы к убийству. Сообщества, вроде “Волк-гомофоб”, “Медведь-гомофоб”, “Против ЛГБТ” часто призывают к насилию».

«Мечтаю чтоб для нас было легче проходить комиссию и чтоб для нас зделали облегчение по смене документов, чтоб делали операции по смене голоса в России не только а Москве и в других городах чтоб были специалисты унас по смене пола вагинопластики  . И самое главное чтоб наша сообщество ЛГБТ организация России  помогала в трудной жизненной ситуации Трансгендерам».

«…в своей работе мы столкнулись с невозможностью провести свои и так немногочисленные мероприятия (вроде консультаций равный-равному, встреч с экспертами и тд) очно, а для проведения их заочно не хватает оборудования и материального обеспечения. Также стоит отметить, что инициатив помощи транс*людям в условиях карантина практически вовсе нет».

«Россия это жесть».

Был и такой комментарий:

«Я трачу время в пустую, вам только бы статистику пополнить».

Но есть и такие:

«Я очень благодарная транс-сообществу … Если у меня все это будет. Я буду сильная. И буду помогать таким же трансгендерам».

«Это было очень важно, что мне оказали помощ. Хотелось бы и мне посотрудничать если я могу быть полезен».

«Спасибо вам. [Психолог] вытащил меня с самого черного дня и помог жить».

Тем временем, в большинстве постсоветских стран сейчас происходит послабление карантина, однако последствия эпидемии и связанных с ней мер, вероятно, будут ощущаться ещё долго. Продолжается и сбор информации о случаях нарушений прав транс-людей. Если такой случай произошёл с вами – пожалуйста, заполните анкету по этой ссылке. Если вам известно о подобных случаях с другими людьми – по возможности, передайте ссылку на анкету им либо свяжитесь со мной по почте или в фейсбуке.

Инна Ирискина, документаторка

Источник

Поделись публикацией

Комментарии закрыты.