Муж признался жене, что считает себя трансгендером, а она оказалась лесбиянкой. История семьи из США

Американки Дженни (37 лет) и Сара (38 лет) Барретт находятся в официальном браке и растят двух сыновей. Но раньше эта пара учителей из города Феникса в Аризоне выглядела совсем иначе. Рассказываем историю каминг-аута, который не только не разрушил брак, но и укрепил его.

Дженни Барретт вышла замуж 15 лет назад за мужчину по имени Шон (сейчас его имя Сара). Пара познакомилась на вечеринке у друга в 2004 году и с тех пор была неразлучна, пишет Daily Mail.

«Однажды Сара отвела меня в красивое место с видом на гору Мингус в Черных холмах — это большой горный хребет в центральной Аризоне. У нас был пикник с сыром и вином, и когда я повернулась, чтобы полюбоваться видом, увидела красную розу с обручальным кольцом на ней», — рассказывает Дженни.

В 2005-м пара сыграла свадьбу, спустя два года родился их первый сын, а еще через два — второй. Сейчас старшему ребенку Моргану 13 лет, а младшему Тоби — 11.

В начале нулевых ни один из партнеров еще не знал, какой станет их семья через несколько лет, но Дженни замечала в доме женскую одежду и видела, что муж охотно выбирает фасоны унисекс. Однажды Шон полностью отказался от мужского нижнего белья и начал носить женское.

Разговора, который вот-вот должен был произойти, не было. Пара словно договорилась молчать об этом. «Это был слон в комнате, о котором мы не говорили», — вспоминает Дженни.

Сара, которая тогда была Шоном, начала преподавать онлайн. И Дженни заметила, что женской одежды в доме стало еще больше. Оказалось, на время занятий Сара переодевалась, а затем заводила будильник и за 20 минут до прихода Дженни прятала вещи. Это продолжалось довольно долго, и делать вид, что ничего не происходит, уже было невозможно.

Дженни вспоминает: «Однажды вечером в 2016 году Сара повернулась ко мне в постели и сказала: “Мне нужно поговорить с тобой, я думаю, что я транс”. В тот момент я поняла, почему меня всегда так тянуло к ней, это из-за того, кем она была внутри — женщиной, а не из-за ее оболочки. Я повернулась и сказала: “Ничего страшного, я думаю, что я лесбиянка”».

Ко взаимному признанию Дженни и Сару подтолкнул их старший сын Морган. С раннего детства родители замечали, что мальчик интересуется детьми своего пола, так они поняли, что их сын — гей. Дженни и Сара осознали: если они не будут откровенными сами с собой, то кто поможет Моргану.

Тоби воспринял каминг-аут родителей легко, но Морган расстроился. В ту же ночь он плакал в постели, но когда Сара пообещала, что они все еще будут играть в Minecraft вместе, он обрадовался. Сейчас оба сына чувствуют себя комфортно. Так как Сара и Дженни — евреи, мальчики зовут их «има» — на иврите это значит «мама».

В 2017 году Сара начала принимать гормональные препараты. Первые несколько месяцев терапии были сложными. Дженни говорит, что в то время в доме словно появился еще один подросток с постоянными перепадами настроения. Но затем Сара начала меняться, у нее появилась талия и лицо стало более женственным.

Через год после начала гормональной терапии, в октябре 2018-го, Сара увеличила себе грудь, операция стоила 4400 долларов. В июне должна была состояться операция по смене пола, но из-за пандемии ее перенесли на 2021 год.

«Поскольку мы оба учителя, операцию можно сделать только во время летних каникул, так как после нее нужно довольно долго восстанавливаться», — объяснила Дженни.

В 2018 году старший сын пары Морган совершил каминг-аут — парень открыто заявил, что он гей. Так что теперь младший Тоби шутит, что должен стать хотя бы бисексуалом, чтобы поддержать репутацию семьи.

Сара и Дженни чувствуют себя счастливыми, о своей истории они рассказывают в социальных сетях и охотно участвуют в телевизионных передачах. Партнеры считают, что их необычный опыт может помочь другим подобным парам и отдельным людям осознать свою идентичность.

Источник

 

Поделись публикацией

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

четыре + 12 =