ЛГБТ-сообщество в Афганистане: подполье и постоянный страх смерти

Насмешки, презрение, угроза уголовного преследования. При талибах жизнь ЛГБТ-сообщества в Афганистане стала еще сложнее, чем раньше. DW выслушала истории двух молодых людей, которым удалось покинуть страну.

Вот уже несколько недель Даниш живет в полумраке. Со дня захвата талибами власти в Афганистане в августе 2021 года он прячется в чулане одного из магазинов в Кабуле. Раньше этот магазин принадлежал его знакомому, но теперь он закрылся.

Выходить на улицу Даниш не решается. Ведь он — трансгендер. При талибах таким, как он, грозит смертная казнь. До 13 лет Даниш рос девочкой, но потом понял, что у него другая сущность. Он ненавидит свое тело, носит только мужскую одежду и коротко стрижет волосы.

Контакт с внешним миром Даниш поддерживает при помощи мобильного телефона. Его самый близкий друг — гомосексуал Халид. Им обоим около 25 лет. С середины сентября DW связывается с ними через один из мессенджеров со сквозным шифрованием. Имена обоих героев изменены в публикации из соображений безопасности.

Слишком женственная походка

Халид хорошо подготовился к приходу талибов. Когда стало понятно, что взятие ими Кабула — это вопрос времени, он сменил джинсы и толстовку на традиционную афганскую одежду и даже отпустил бороду, чтобы не выделяться.

15 августа, в день, когда исламисты захватили столицу Афганистана, молодой человек отправился за покупками. Находясь на улице, он внезапно ощутил сильный удар по правому плечу. Талиб, приближение которого он не заметил, ударил его пластиковой трубой. «Почему у тебя такая женская походка? Ты что, не знаешь, как надо правильно ходить?» — прокричал он.

С тех пор Халид предпочитает больше не появляться на улице.

Переписка Даниша с DW

Как талибы наказывают гомосексуалов

При «Талибане» представители ЛГБТ-сообщества в Афганистане вынуждены опасаться за свою жизнь. Как пояснил один из судей, назначенных талибами, в интервью немецкой газете Bild, для мужчины, занимавшегося сексом с другим мужчиной, существуют только два вида наказания: «Или его забивают камнями, или он должен стоять у стены, которую на него обрушивают. Высота этой стены должна быть от двух до трех метров».

Мулла Нооруддин Тураби — один из основателей движения «Талибан»

В конце сентября Мулла Нооруддин Тураби — один из сооснователей движения «Талибан» и министр юстиции в правительстве талибов конца 1990-х годов — в интервью информагентству AP объявил о намерении вернуться к практике смертных казней и отрубания конечностей.

Согласно обнародованному в 2009 году отчету правительства Австралии о положении сексуальных меньшинств в Афганистане, в первый период нахождения талибов у власти в этой стране, с 1996 по 2001 год, там регулярно проводились казни гомосексуалов.

Дискриминация и насилие в отношении ЛГБТ-сообщества

При президентах Афганистана Хамиде Карзае и Ашрафе Гани представителям ЛГБТ-сообщества не грозила смертная казнь. Однако согласно уголовному кодексу Афганистана, даже сексуальные отношения между мужчиной и женщиной вне брака в это время считались преступлением. В 2018 году, при президенте Гани, был принят закон, по которому за гомосексуальные телесные контакты можно было получить до двух лет тюрьмы.

В повседневной жизни гомосексуалы в Афганистане постоянно сталкиваются с проявлениями насилия и дискриминации. И Даниш, и Халид подвергались жестоким избиениям в собственных семьях. И от того, и от другого родственники отвернулись. Сейчас у молодых людей есть всего несколько человек, которым они могут доверять.

Халид изучал в университете экономику, однако найти работу после получения диплома не смог. Его не раз приглашали на собеседования, но после них все срывалось. По мнению Халида, его потенциальных работодателей вовсе не интересовала его квалификация. «Они только ухмылялись», — говорит он. Причиной насмешек была его женоподобная внешность, уверен Халид.

Татуировка как преступление

Психическое состояние Даниша ухудшалось с каждым днем — из-за полумрака, в котором он постоянно находился, неопределенности будущего и постоянного страха смерти. Он рассказывает DW, что больше месяца не встречался ни с кем лично, не ел ничего, кроме печенья, и не пил ничего, кроме воды.

На этой деревянной скамейке долгое время спал Даниш, скрываясь от талибов в чулане заброшенного магазина

Еще одно «преступление», в котором он виновен по законам талибов, — наличие на его теле татуировок. Одна из них — имя любимой женщины. По словам Даниша, вместе с ней он провел два счастливых года. Потом об их связи стало известно их родителям. Когда семья девушки узнала, что она встречается с трансгендером, ее насильно выдали замуж. С тех пор Даниш ничего о ней не слышал.

На одном из фото, которые Даниш прислал DW, видны синяки и кровоподтеки, которые остались у него, когда его избил отец. В тот день Даниш ушел из своей семьи и больше не вернулся.

Эвакуация из Кабула

Данишу и Халиду повезло. Они попали в списки представителей ЛГБТ-сообщества, которым международные неправительственные организации предоставили возможность покинуть Афганистан. 25 сентября друзья поднялись на борт самолета «Пакистанских международных авиалиний», вылетающего в Исламабад.

«Я чувствую себя птицей. Мне остается только расправить крылья и взлететь», — такими словами выразил Халид свои ощущения в этот момент.

Мечты о будущем

Сейчас Даниш и Халид находятся в Пакистане в одном из приютов для соискателей убежища, так называемом Safe House. Они пробудут там до тех пор, пока их документы не пройдут проверку и не будут поданы прошения об убежище в третьих странах. Даниш мечтает отправиться в США и стать музыкантом. «Моя мечта — в один прекрасный день дать концерт в Нью-Йорке», — делится он в беседе с DW.

Это фото Даниш и Халид прислали DW перед вылетом из Кабула

Халид же хотел бы переехать в Канаду. Гомосексуальные знакомые рассказали ему, что к представителям ЛГБТ-сообщества там относятся с уважением, и каждый может жить с чувством собственного достоинства. Между тем одно из его желаний, пускай и небольшое, уже сбылось: Халид покрасил себе ногти разноцветным лаком. «Увидев радужные пузырьки в одном из магазинов Исламабада, я просто не мог устоять», — признается молодой человек.

Источник

Поделись публикацией
Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

шестнадцать − шесть =