Говорим с учителями о сексе?

Что может сделать каждая школа уже сегодня?

Экзорцизм, то есть освобождение от одержимости человека злым духом, обливание холодной водой на церковном дворе, крестный ход вокруг дома — вам кажется, что все это прошлый век? Казалось бы, в эпоху, когда Маск запускает ракеты в космос, а ученые клонируют человеческие органы, церковные практики против дьявола звучат как нечто экзотическое из фильмов ужасов или сериалов для подростков. Впрочем, это настоящие истории реальных молодых людей, родители которых таким образом пытались наставить детей на путь истинный. Каждый год родительская инициатива ТЕРГО, которая работает с родными ЛГБТ-людей, принимает на своих встречах несколько таких родителей, уверенных в своей правоте.

Недавно коллеги из аналитического центра CEDOS в партнерстве с исследовательским агентством Info Sapiens провели исследование, согласно результатам которого почти 84% родителей и учителей (которые тоже, кстати, часто являются родителями) считают, что в школе должно быть сексуальное образование. Одной из причин того, что родители хотели бы доверить эту обязанность школе, является тот факт, что родители сами не уверены в своих знаниях. К тому же, не все они решаются обсуждать эту тему с детьми и отвечать на неожиданные вопросы. Учителя, как показывает опрос, в целом готовы к тому, чтобы сексуальное образование преподавать. Правда, в своих знаниях уверены меньше половины из них — 40%. Иными словами, очевидно, что прежде всего необходимо позаботиться о повышении квалификации в этом направлении именно для учителей.

Более детальный опрос продемонстрировал, что представления некоторых из педагогов, готовых преподавать сексуальное образование, возможно, не стоит озвучивать школьникам. Например, 33% учителей считают, что в Украине нужно запретить аборты. А 62% уверены, что если девушка носит короткую юбку или если на ней броский макияж, то она тем самым побуждает мужчин и мальчиков к ухаживаниям. Каждый пятый учитель (19%) убежден, что дети с ВИЧ не должны учиться вместе с другими детьми, а 36% учителей думают, что негетеросексуальню ориентацию можно и нужно лечить. К чему ведут такие убеждения учителей? И важно ли, что они думают про ЛГБТ-людей или сексуальность, если они хорошо разбираются в своих предметах?

Из моего собственного опыта работы с украинскими учителями, большинство из которых искренне любят свою работу и заинтересованы в том, чтобы дети на их занятиях не просто получали знания, а развивались как личности и использовали на полную свой потенциал, демонстрируют ужасную неосведомленность, когда речь заходит о чувствительной теме гомосексуальности и упоминаются эти страшные буквы Л-Г-Б-Т. Типичным ответом, который я слышу от учителей, которые приходят к нам на тренинги или консультации, являются слова о том, что таких детей у них в классе или школе не существует, что это прихоть, западные выдумки, либо школьники для этого еще малы. Но социологическое исследование, которое мы провели в прошлом году в Украине, показывает, что это не так. В нем приняли участие 1700 подростков со всей страны, которым от 13 до 17 лет, они учатся в средних школах и идентифицируют себя как геи, лесбиянки, бисексуальные люди или транс парни и девушки. Почти каждый второй из этих подростков в школе чувствует себя в опасности, почти 60% из них регулярно слышат в свой адрес оскорбления, а каждого третьего из этих детей в школе регулярно ждут физические издевательства. 45% таких детей буллят и травят онлайн, а у 37% таких детей вредят их личные вещи.

Почему это происходит? В каком-то количестве случаев это происходит за спинами учителей, школьной администрации и даже родителей, которые не в курсе. Более 60% ЛГБТ-подростков, которых травят в школе или онлайн, не сообщили об этом взрослым из-за уверенности, что помощи от них они не дождутся. Откуда такие выводы? Чаще всего, дети уже слышали от этих взрослых гомо- и транс-фобные высказывания, иногда в достаточно жесткой форме и неоднократно. Конечно, они ожидают, что на их признание отреагируют так же. Кроме того, более половины детей сообщают, что учителя в их школе или же употребляли гомофобные высказывания, или не мешали школьникам травить ЛГБТ-подростков, становясь свидетелями этого. А половина детей, которые все-таки обратились к учителям за помощью, услышали в ответ «не обращай внимания» или, еще хуже, «подумай, что ты такое делаешь, что провоцируешь обидчиков».

Какими могли бы стать простые первые шаги на помощь таким детям в нашем окружении? Что может сделать каждая школа уже сегодня?

Первое — не нужно молчать. На тему сексуальной ориентации и гендерной идентичности нужно говорить с родителями — на тематических родительских собраниях или индивидуально в случае, если их ребенок сделал камин-аут, а они не знают, как его поддержать. С учителями — на тематических мероприятиях и тренингах. Сейчас существует много общественных организаций, которые готовы бесплатно провести в школах информационные мероприятия, предоставить материалы, книги, видео. С детьми — в зависимости от возраста, можно начинать говорить о любви, уважении к личности, принятии разнообразия, толерантности к проявлениям индивидуальности в каждом человеке. ЛГБТ — это, прежде всего, об особенностях внутреннего мира человека, о любви и романтическом влечении, а уже потом, гораздо позже — о сексуальных отношениях.

Второе — каждой школе необходима антибуллинговая политика, в которой официально будет указана позиция школы относительно нетерпимости травли и любых форм издевательств в отношении всех учеников и прописаны четкие механизмы предотвращения буллинга и борьбы с ним. Осуществление такой политики должно происходить коллективными усилиями всего учебного состава с помощью родителей, которых лучше привлечь к процессу.

Наконец, в сердце всего должно стоять уважение к детям и принятие их понимания себя. Если подросток делает учительнице признание о своей негетеросексуальной ориентации, это говорит о высоком уровне доверия к ней, но часто и о том, что школа является единственным местом, где этот ребенок может быть собой. Возможно, родители по определенным причинам не готовы принять свою дочь или сына такими, какие они есть. Самой страшной ошибкой было бы в этот момент оттолкнуть такого ребенка, высмеять или жестко отреагировать на его признание, отказать ему в помощи.

К сожалению, в Украине не проводятся национальные исследования по влиянию школьной среды на дальнейшее психологическое и физическое благополучие таких детей, но исследования западных коллег показывают, что травля и издевательства в школе, невозможность открыто говорить о своей индивидуальности, частью которой является сексуальная ориентация и гендерная идентичность, ведут к депрессиям, ухудшению учебных результатов, хронической тревожности, неуверенности в себе и даже суицидальному поведению среди подростков. Школа должна быть безопасной площадкой для развития и образования наших детей, местом для информированных дискуссий, где у детей, вне семьи, формируются базовые ценности. Как мы можем воспитать у детей уважение друг к другу, любовь к ближнему — и к себе, понимание, что права человека — это высшая ценность, если это пока не осознали сами учителя?

Марина Шевцова

PhD по политологии, кандидат экономических наук, координатор проектов ОО «Родительская инициатива «ТЕРГО»

Источник

Поделись публикацией
Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

4 × 2 =