Журналист Макс Карпенко о ЛГБТ-сообществе: «Прежде всего, мы – люди”

Ивано-Франковщина – довольно консервативная область. Здесь уважают традиционные семейные ценности настолько, что даже организуют тематические марши. О прайдах (акция, цель которой – чествование чувства собственного достоинства, свободы личности, проявление разнообразия и единства ЛГБТ-сообщества – ред.) здесь нет и речи. Если «спросить» в Google, что он знает об Ивано-Франковске и ЛГБТ, большинство материалов будет касаться известной на всю страну цитаты мэра города Руслана Марцинкива, будто бы «гей не может быть патриотом».

Максим Карпенко – Прикарпатский студент из Винничины, журналист и бисексуал. С точки зрения этики, последней характеристики в этом перечне не должно быть. Единственная причина, почему об этом упоминается – Макс как никто другой знает все предубеждения, касающиеся ЛГБТ-сообщества, ведь сталкивается с ними почти каждый день. Он согласился прокомментировать распространенные из них, поэтому дальше – прямая речь.

Что такое этот «гендер»?

Гендер – это не о том, кто вам нравится или с кем вы спите – это о том, как вы идентифицируете (определяете – ред.) себя в социуме и как социум “считывает” вас. Это – сборник норм, требований, ожиданий, которые общество накладывает на человека. Условно говоря, если девочка – то обязательно в розовом платье, с длинными волосами и накрашенная. Соответственно, парень – брутальный, любит пиво, футбол и погонять на машинках. Набор подобных паттернов (шаблон – ред.) является гендерными стереотипами. Общество “натягивает” их на человека и ожидает, что они будут соблюдаться.

Ориентация – это о том, к какому полу человек чувствует романтическое и интимное влечение. Когда мы говорим о гетеросексуальной ориентации, говорится о влечении между людьми противоположного пола. Гомосексуальная ориентация – это когда человека привлекают представители или представительницы своего пола. Гомосексуальных мужчин называют геями, а женщин – лесбиянками. Существует также бисексуальность – романтическое и интимное влечение к лицам как своего пола, так и противоположного.

На самом деле, гендер существует столько, сколько существует социум и изменяется с течением времени – это можно проследить на примере изменения моды в разных веках и, соответственно, профессий, которые считались “женскими”, а какие – “мужскими”. Культурные традиции – одна из его составляющих. Поэтому, когда говорят, что в Украине гендера нет, никогда не было и не будет, стоит отметить, что вы всего лишь отказываетесь от слова. В конце концов, формулу воды тоже изобрели в 1811 году, но это же не значит, что до того времени воды не было.

Гомосексуальность – это болезнь?

Если вернуться на несколько десятилетий в истории, гомосексуальность действительно считали болезнью. Людей лечили, например путем лоботомии, шоковой терапии или химической кастрации. Некоторые родители действительно считали, пусть лучше их ребенок будет овощем, чем гомосексуалом. Они искренне верили, что – это решение, такое лечение.

Первым тезис о гомосексуальности как болезни в 1896 опроверг британский врач Гевлок Эллис. В своем труде “Сексуальная инверсия” ( “Sexual Inversion” http://www.gutenberg.org/files/13611/13611-h/13611-h.htm) он описал ряд случаев мужчин-гомосексуалов, которые ничем, кроме своей сексуальной ориентации, не отличались от гетеросексуальных людей такого же возраста и социального положения

Поэтому, поскольку сексуальная ориентация – это не болезнь, то и лечить ее не нужно.

Гей может быть патриотом?

Прямой взаимосвязи между сексуальной ориентацией и патриотизмом не существует. То есть, определить какую-то зависимость одного от другого – невозможно. Иначе, по этой логике, все гетеросексуальные люди должны быть патриотами, а это – довольно сомнительный тезис.

Когда в KyivPride участие приняла колонна военнослужащих – эти люди показали на всю страну, что представители и представительницы ЛГБТ-сообщества там, на востоке, борются за безопасность украинцев на мирной территории.

ЛГБТ и религия – не антиподы

На самом деле, Ваши взаимоотношения с Богом – это Ваши взаимоотношения с Богом.

Я когда-то переписывался с товарищем из Канады. Его бабушка с дедушкой – эмигранты из Украины, верующие люди. Он – гей, и родные об этом знают. Как-то я спросил его, какую религию он сам исповедует. Он ответил, что христианин. Я искренне удивился, ведь подавляющее большинство христиан против гомосексуальности, от слова “совсем”, считая гомосексуальность грехом. А он ответил: “Бог – это любовь и Он создал меня по своему образу и подобию. Он любит меня таким, какой я есть. Если бы не хотел меня видеть таким, не создавал бы. Если есть люди, которые определенным образом извращают Его писания и каким-то образом пытаются сеять ненависть, так они не могут называться христианами “. Последняя фраза – достаточно острая, но имеет глубокий смысл.

Основная заповедь христианства – возлюби ближнего своего. И когда люди говорят: “Ты будешь гореть в аду! ..”, хочется уточнить: “Вы же знаете, что гордыня – это смертный грех?” Потому фраза об аде – не закончена, ее продолжение – “… а я буду на небе”. Они же хотят это сказать, но почему-то отбрасывают окончание.

Важно понимать: если вы верите – это прекрасно, если не верите – имеете право, но не надо свои предпочтения проецировать на других.

“Пропаганда” однополых отношений не работает

Стать геем невозможно. Это – не высшее образование, навык и т.д., который можно получить.

Представим ситуацию: мальчик Иванко, шести лет, идет себе по городу и видит, как два человека держатся за руки и целуются. Ваня такой – бац! – “Все, с этого момента, моя жизнь больше никогда не будет такой, как раньше”. Если бы это работало, то Иванко бы пришел домой, посмотрел, как мама с папой целуются и – бац! – “А, нет, возвращаюсь назад!”

Более того, не существовало бы гомосексуальных людей, ведь они бы вырастали в обществе, которое показывает исключительно гетеросексуальные пары. Хотя исследования, проведенные в странах, где гомосексуальные браки разрешены, доказывают, что прямой зависимости между сексуальной ориентацией детей и тем, в какой семье они выросли – гомо- или гетеросексуальной – нет. Но люди не спешат эту информацию изучать.

Геи выбирают творческие профессии

На самом деле прямой корреляции (взаимосвязи – ред.) Нет. Геи – это не только музыканты, танцоры, певцы или персонажи развлекательного жанра где-то в клубах. Это и чиновники, военнослужащие, гениальные инженеры, сантехники, электрики и т.д. У кого-то из них может быть три высших образования, у кого – ни одного, но сексуальная ориентация никак не влияет на то, чем человеку нравится заниматься в контексте работы или хобби.

Не все феминистки – лесбиянки, не все лесбиянки – феминистки

Феминизм – очень широкое понятие, которое включает в себя различные течения. Стоит понимать, что это – не о ненависти к мужчинам и желание их уничтожить как вид. Это – вообще не о мужчинах, а о женщинах.

Прежде всего, феминизм это – борьба с разным отношением к мужчинам и к женщинам, с умалением женщин во всех сферах жизни. Например, с эффектом “стеклянного потолка”: когда женщина поднимается до определенной должности в карьере, а дальше продвинуться не может, в отличие от коллег мужчин. Соответственно, получает меньшую заработную плату. Ей говорят, что у нее не хватает квалификации, опыта или навыков, но на самом деле эти вещи – абсолютно не связаны: она может быть гораздо более квалифицированная, чем ее коллеги – мужчины.

Среди феминисток хватает гетеросексуальных женщин. Аналогично, лесбиянки могут не позиционировать себя феминистками.

Все геи больны ВИЧ / СПИД – это наказание за гомосексуальность

Этот миф имеет историческую основу, утратившую свою актуальность.

Во время волны эпидемии ВИЧ / СПИД в США, геи оказались среди наиболее уязвимых групп, ведь презерватив принято считать контрацептивом от нежелательной беременности. На самом деле его основная функция – обезопасить от болезней, передающихся половым путем. Поэтому сегодня существуют также презервативы для орального и анального секса.

Обратите внимание, когда мы говорим: «ВИЧ / СПИДом болеют геи”, то как подразумеваем “… а гетеросексуалы не болеют, я – в безопасности”. Но следует понимать, что на самом деле в зоне риска может оказаться кто угодно.

Зачем нужны прайды?

ЛГБТ-сообщество – очень демонизировано и вообще “где-то там”. А на самом деле это могут быть ваши коллеги, одногруппники или соседи. Однако, скорее всего, они об этом не расскажут, потому что периодически слышат отовсюду какие-то гомофобные (проявление дискриминации или ненависти в отношении гомосексуалов, – ред.) высказывания.

Прайды – это освещение социальной группы. Они нужны, чтобы люди видели: мы существуем. Этот момент достаточно важен, так как в основном люди мыслят стереотипами. Они убеждены, что гей – это некий пограничный персонаж – Борис Моисеев на “Каблах” (каблуки – ред.), с перьями и непонятно, что с ним делать, куда бежать. На самом деле это – прежде всего, люди. А все люди – разные “.

Конституционно, все вроде между собой равны, но на “бытовом” уровне одним то разрешено целоваться на лавочках, а другим – нет. Поэтому когда говорят: “А не надо афишировать”, следует понимать, что представители и представительницы ЛГБТ-сообщества ждали, пока станет лучше. А лучше не становится. Пока все сидят по закрытым квартирам, социум делает вид, что этой группы нет. Соответственно, когда в сообществе появляются какие-то проблемы – официальное оформление брака, вопросы усыновления, безопасности – социум этого не слышит.

С другой стороны, можно сказать, что вы же свою гетеросексуальность афишируете. Пары гуляют по улицам, держась за руки, включаешь телевизор – а там семья, где мама, папа и ребенок, фильм, где одна из главных сюжетных линий – любовь между главными персонажами – мужчиной и женщиной, реклама или ток-шоу, где будут обсуждать проблемы гетеросексуальных браков. Если говорить о пропаганде в этом аспекте, гетеросексуалы уже не одно тысячелетие на марше.

Почему необходимо избегать языка вражды

Рассмотрим на примере. В нашем обществе шутки об изнасиловании считаются нормой. При этом совершенно не важно, кого насилуют. “Это же шутка!”, – хотя смешным она быть не может. К тому же, они очень часто подкреплены стереотипами, вроде “сама виновата”, “и ей вообще понравилось”, “она сама этого хотела”. Проблема в том, что люди не осознают – это не тема для юмора. Очень часто шутники даже не представляют, как это – оказаться по другую сторону баррикад.

Существует так называемая “пирамида ненависти”. Шутки, нежелательные комплименты – это уже второй уровень. А на вершине пирамиды – убийство, изнасилование и тому подобное. Это – прямая зависимость. Она неочевидна, но если над этими темами можно смеяться в анекдотах, то может они не такие уж и плохие? За “одобрение” такого юмора, человек как бы получает разрешение на нечто большее.

Так же и с языком вражды ( “hate speech” – отрицательно окрашенная лексика, направленная на проявление агрессии в отношении представителей определенной расы, религии, пола, сексуальной ориентации и т.д. – ред.) Женское очень часто считается второстепенным. Когда хотят похвалить женщину, говорят, что она – как мужик: имеет мужской характер, супер-логическая и тому подобное. А когда хотят пристыдить парня, говорят, что он похож на девушку: “Что ты ревешь, как баба?” Уже в этом кроется, что женское – это плохое, ненужное. Очень хорошо – это мужское. Казалось бы, такая мелочь, которая вроде бы ничего не решает, а на самом деле в дальнейшем приводит к глобальным последствиям.

Каминг-аут – это всегда риск

Делать каминг-аут (разоблачения своей гомо-, бисексуальности или трансгендерности – ред.) Стоит только тогда, когда на человека нет рычагов влияния. Те, кому вы открываетесь, не должны иметь иметь над вами власти. В смысле, если вы говорите с родителями, то у вас должно быть где ночевать, вы должны быть финансово независимыми от них и тому подобное. Потому что заранее просчитать реакцию собеседника очень сложно. Бывает, что человек выглядит как прогрессивный, говорит адекватные вещи, но когда ты открываешься ему – не воспринимает. Или наоборот: человек настроен радикально против, но когда ему открываешься – меняет свое отношение к сообществу в целом.

По факту человеку не должно быть стыдно за цвет кожи, глаз или волос, длину рук или ног, за черты лица и за сексуальную ориентацию. Это просто надо принимать. А наша поп-культура очень любит шеймить (стыдить – ред.). Думаю, если бы провели опрос, 99% людей ответили бы, что что-то им в себе и не нравится – таковы “стандарты красоты».

На Прикарпатье нет организаций, направленных на защиту прав ЛГБТ-сообщества

Есть несколько общественных организаций, которые касаются тематики ЛГБТ, но это не является их профилем. Организаций, занимающихся освещением деятельности ЛГБТ-сообщества, в Ивано-Франковской области нет, к сожалению. Также нет организаций, которые могли бы оказать юридическую или психологическую помощь, насколько мне известно.

По собственному опыту буллинга, хейтинга, насилия или иного дискриминационного отношения, могу уверенно сказать: если кто-то хочет к тебе “достибатися”, фактически ему не слишком важно, кем ты себя определяешь в этом мире или чего достиг. Сейчас у меня – короткие волосы синего цвета, до этого были серебристо-серые до лопаток, до этого – “родные” темно-русые но наибольшее количество “быкования” в свою сторону я испытал, когда имел короткие натуральные волосы “.

Можно изменять себя сколько угодно, пытаясь “влезть” в ожидания и требования, но все-равно в конце концов ты не будешь в достаточной степени таким, каким тебя хотят видеть другие. Если Вас не воспринимает некая группа людей, то никакие изменения не гарантируют лучшего отношения с их стороны.

Относительно тенденций – позитивные изменения есть

Довольно движущей была Революция Достоинства – там было немало представителей и представительниц ЛГБТ-сообщества. Далее – проведение прайдов в Киеве, Харькове и ряде других городов Украины. Они доказали готовность общества к переменам, к диалогу.

Может, изменения – не такие оперативные и эффективные, как бы хотелось, но сейчас уже по крайней мере можно пойти в полицию и заявить о преступлении, совершенном на почве ненависти. Начало заложено – мы имеем хоть какую-то юридическую базу. Ранее человека могли избить до полу смерти и расценить как хулиганство, потому что “сам виноват, надо было дома сидеть”.

Необходимо продолжать повышать образованность: освещать тему, уделять ей больше внимания, объяснять значение терминов. Этот путь – очень длинный и тернистый, существует еще большое количество проблем, препятствий, недоразумения со стороны социума, и вообще это – вопрос не одной дискуссии. Конечно, надо развеивать мифы, но, условно, начинать ссору в маршрутке я не вижу смысла: испортить настроение себе, оппоненту и всей маршрутке, а в итоге никто никаких выводов не сделает.

Существует предубеждение, что представители ЛГБТ-сообщества просто помешаны на сексе. Ну кто вам такое сказал (смеется)? Речь не идет о том, чтобы агрессивно проявлять ухаживания ко всему, что движется. Если человек – гей – это вовсе не значит, что ему нравятся поголовно все мужчины. У каждого есть свои предпочтения, как и у гетеросексуальных людей. Если говорить про утопическою среду, сексуальная ориентация собеседника вообще должна быть не важной, если у вас нет намерения строить отношения с собеседником или собеседницей.

Если разбираться, то в контексте просвещения. Лучший вариант – это если каждый возьмет ближнего или ближнюю своих, сядет и подискутирует. Постепенно Украина движется в направлении развития толерантности – люди учатся слушать и слышать других, в контексте: “Моя позиция такова, но что можешь сказать ты?” Когда научимся слушать, сможем и понять потребности других людей.

Авторы: Юлия Марциновской

Андрей Каня

Создание этой статьи финансируется в рамках проекта «Разнообразие обогащает: освещение вклада этнических, религиозных меньшинств и ЛГБТ в украинское общество» Фонда прав человека Посольства Королевства Нидерландов. Содержание и мысли изложенные в этой публикации является ответственностью авторов и не обязательно соответствуют позиции Посольства.

Источник

Поделись публикацией

Комментарии закрыты.