«Я защищаю права женщин»: истории тех, для кого это ежедневная работа

8 марта — не просто день весны, красоты и тюльпанов. Прежде всего это Международный день борьбы за права женщин и возможность привлечь внимание к их актуальным проблемам. А мы пообщались с героинями, которые защищают права женщин не только 8 марта, а каждый день, и расспросили об особенностях их работы, трудностях и мотивации.

Тая Герасимова

Информационная координаторка общественной организации «Инсайт», соорганизаторка и членкиня оргкомитета «Марша женщин» 

Феминистские взгляды мне близки с тех пор, как я впервые прочитала о них в «ЖЖ». Эта тема мне болит, ведь я сама женщина и бисексуалка. Я всегда мечтала, чтобы в нашей стране появились информационные ресурсы, которые открыто говорили бы о таких вещах.

С общественной организацией «Инсайт» я знакома почти с самого начала ее создания — с 2008 года. Главная целевая аудитория организации — это женщины, лесбиянки, бисексуалки, ЛГБТ и трансгендерные люди. Впервые я приняла участие в работе «Инсайта», когда волонтерила на фотовыставке на тему женщин и ЛГБТ. Тогда мы получили классные отзывы людей, и я осознала, что у общества есть запрос на подобные темы.

Впоследствии начала помогать организации с коммуникацией, в частности контактировала с журналистами (ведь раньше работала в различных медиа, в том числе заместителем главного редактора телепрограмм ТСН и «Подробности»). Также у нас есть проект Update, где мы публикуем материалы не только о феминизме, ЛГБТ и сексуальности, но и об экологии или психическом здоровье, обсуждаем интересные темы в позитивном русле и без табу.

Мне нравится наблюдать за различными аудиториями, искать новые подходы и находить правильные слова для коммуникации.

В 2017 году появился бренд «Марш женщин», и я стала одной из организаторок события и занималась коммуникационной стратегией. Раньше на 8 марта проводились другие феминистские акции, но я посещала их только как участница и даже собрала очень прикольную коллекцию фотографий с каждого марша.

Ежегодно на марш выходит все больше людей. Правда, на этот раз событие впервые состоится во время пандемии, поэтому часть аудитории опасается идти из-за карантина. В прошлом году на марш вышли примерно 4000 человек, и мы надеемся, что в этом году участников будет не меньше.

Каждый мой рабочий день выглядит по-разному. Сначала долгое утро для себя, потом составляю план на день: с кем нужно связаться, какой текст прочитать, в какую общественную организацию сходить на встречу. Все зависит от проектов, которыми я сейчас занимаюсь.

Мне нравится мой свободный график, ведь так я имею возможность путешествовать по Украине, проводить тренинги, общаться с людьми разных профессий и взглядов.

Специфика общественных организаций в том, что ты постоянно работаешь с негативом. А еще прессингом и критикой от оппонентов или ботов. Мне даже кажется, что сейчас такие ботофермы создают не только для политических целей перед выборами, но и чтобы рассорить общество в бытовых вопросах.

Я знаю немало людей, которые сначала много работали, а потом бросали дело из-за потока негатива, потому что у них не оставалось сил. Лично мне преодолеть эти негативные аспекты помогает спорт, медитация и профилактика выгорания.

Чтобы идти в общественную сферу, нужно уметь наладить контакт прежде всего с собой.

В общественных организациях работают для долгосрочной перспективы. В отличие от сферы бизнеса, здесь нет четкого плана, как достичь высоких KPIs (ключевые показатели эффективности — Прим. ред.). Я в этой сфере более 10 лет и вижу, что тема марша женщин, ЛГБТ и сексуальности вышла на новый уровень. В частности, по-другому о нас стали говорить и писать журналисты. Когда видишь такой результат своей работы — это невероятно мотивирует.

Марта Чумало

Экспертка правозащитной организации European Women’s Lobby, соосновательница организации «Женские перспективы»

Конечно, не было так, что вечером я уснула, а утром проснулась феминисткой. На определенном этапе жизни я поняла, что мир ориентирован в основном на мужчин определенного класса, возраста и достатка. Этому предшествовал ряд событий: и сексуальные домогательства в студенческие годы, и пошлые шутки, и разные неприятные ситуации в бизнесе.

Я училась на факультете физики, где было значительно больше мужчин, чем женщин. К девушкам было снисходительное отношение, потому что считалось, что женщина ответственна лишь за репродуктивный труд. А после учебы я работала в области транспортных перевозок, которая тоже была гендерно сегрегированной.

Когда приходишь подписывать контракт вместе с коллегой-мужчиной, нет проблем, но когда ты сама, тебя воспринимают как секретаршу.

Я очень этому возмущалась и прилагала немало усилий, чтобы такое отношение изменилось. В конце концов, я стала исполнительной директоркой этой фирмы, однако этот путь был достаточно сложным.

Впоследствии я приняла участие в украинско-британском проекте по подготовке тренеров, где нужно было научить женщин ведению бизнеса, личной рефлексии и ответственности. Вместе с коллегой мы подготовили 5-дневный тренинг по 8 часов ежедневно, где много говорили в том числе и о причинах дискриминации. И этот процесс меня очень увлек.

У меня не бывает одинаковых рабочих дней. Я ежедневно оказываю консультативную помощь женщинам, которые столкнулись с насилием. Наша организация «Женские перспективы» арендует две квартиры, которые мы используем как приюты для женщин, и время от времени я их посещаю, чтобы проверить, все ли там в порядке. Проводжу множество тренингов, в том числе для психологов или полиции. Я также интегрирована в различные координационные и экспертные советы, где мы обсуждаем важные изменения по сбору государственной статистики или необходимость ратификации Стамбульской конвенции.

Не в последнюю очередь занимаюсь ведением нашего порталу «Женщина для женщины»: работаю с обращениями женщин, которые оказались в беде. Идея портала родилась из карантинного опыта, когда мы оказались закрытыми дома. Многие женщины потеряли работу, им пришлось брать кредиты, чтобы прокормить детей. К этому добавились болезни, дорогие тесты и лекарства. Большинство из них не были официально трудоустроены, поэтому о социальных выплатах или больничные даже и речи не было.

Сначала я писала истории этих женщин у себя на фейсбук-странице, указывая напрямую номер карты той или иной женщины, оказавшейся в беде. Однако впоследствии в ноябре мы создали для этого целый портал.

Мы недооценивали доброту, искренность и желание людей помогать другим, и это очень вдохновляет.

Нам казалось, что большинство общества перешло на режим сохранения ресурсов, что люди не готовы тратиться на кого-то чужого. А на самом деле оказалось, что помогать другим очень просто.

Я очень много слышу об эмоциональном выгорании, что уже стало модным трендом. Однако я никакого выгорания у себя не наблюдаю. Вероятно, за все время работы я научилась с ним справляться. Самое трудное в моем деле другое — видеть, как чужая боль становится источником бизнеса, на котором зарабатывают деньги. Это касается различных категорий, в том числе социальных или адвокатских служб. Но несмотря на разные системы ценностей нам приходится сотрудничать со всеми, чтобы в конце концов изменить насильственной систему, в которой мы живем.

Катерина Митева

Пресс-секретарка международной правозащитной организации Amnesty International

Я никогда не была равнодушной к вопросам прав человека. Долгое время работала журналисткой, освещала в том числе и эту тему. Это и привело меня в Amnesty International. Ценности организации совпали с моим мировоззрением, и теперь я занимаюсь пиаром и коммуникацией — продвигаю деятельность организации в Украине.

Одной из наших приоритетных тем является гендерно обусловленное насилие против женщин.

Например, в ноябре прошлого года мы провели большое исследование домашнего насилия в зоне вооруженного конфликта на Донбасе: собрали множество историй женщин и представили конкретные рекомендации, как изменить ситуацию к лучшему. Некоторые уже начали внедрять на уровне законопроектов в парламенте, среди них — процедура административной ответственности за домашнее насилие для сотрудников полиции или ВСУ, для которых пока действуют отдельные дисциплинарные уставы. То есть возбуждать дело против обидчика или нет, решает непосредственно его руководство, из-за чего женщины страдают от насилия и не могут добиться правосудия.

Мы также были одними из первых, кто начал говорить о необходимости ратификации Стамбульской конвенции по предотвращению и противодействию насилию против женщин и домашнему насилию. Этот международный документ Украина подписала еще в 2011 году, но до сих пор не ратифицировала. Сейчас этот законопроект, который мы продолжаем активно лоббировать, находится на рассмотрении у президента.

Каждый день я работаю над очень широким спектром задач. Это, например, освещение нашей деятельности: публикация и рассылка пресс-релизов, написание колонок, подготовка и организация интервью. Занимаюсь также коммуникацией с лидерами мнений, блогерами и инфлюенсерами. Ежедневно обсуждаю с коллегами наши стратегические цели и внутренние политики. Но самый интересный фронт работы — это проведение коммуникационных кампаний вроде организации мероприятий, акций или демонстраций.

Самое трудное в моем деле — своевременно реагировать на внезапные информационные поводы. Стоит лишь взглянуть на последние новости 2021 года, как становится понятно — в правозащитном и политическом пространстве происходит огромное количество событий. У тебя может быть определенный план действий, но все равно каждая ситуация уникальна и непредсказуема.

Поскольку наша работа бывает стрессовой, нужно поддерживать work-life balance, уметь в нужный момент сделать перерыв или взять отпуск.

Стоит понимать, что правозащитная работа — это игра вдолгую, для которой необходимы терпение и силы. Сначала это может деморализовать, однако в конце концов ты понимаешь, что двигаешься в правильном направлении.

Например, у нас есть ежегодная кампания — марафон написания писем. Мы берем несколько историй со всего мира от людей, чьи права были нарушены, и призываем подписывать петиции для помощи им. И вот недавно героя нашего марафона, который был несправедливо заключен, досрочно освободили.

Когда ты видишь, что твоя работа повлияла на судьбу конкретного человека — это очень мотивирует.

Также очень радует, когда наши материалы подхватывают медиа — для нас это признак того, что интерес среди журналистского сообщества и читателей действительно существует. Такие отзывы и поддержка помогают мне почувствовать, что моя работа не бесполезна или невидима.

Источник

 

Поделись публикацией

Комментарии закрыты.