“Я свое отбоялся”: Откровенное интервью с гомосексуалом, служащим в ВСУ

Владимир Заишлый – 20-летний гомосексуал, который проходит срочную службу в одном из воинских подразделений. Перед уходом в армию он устраивал собрания бисексуалов, геев и лесбиянок, ходил в клубы и знакомился на улицах Львова с геями. А еще был волонтером и собирал необходимые вещи для воинов на передовой. Ему тяжело далось осознание собственной сексуальной ориентации, однако сейчас он помогает открыться таким же “отличающимся”

Владимир рассказывает, что сейчас к нему обращаются даже из других подразделений ВСУ – ребята, которым нужна поддержка, но они боятся рассказать о гомосексуальности товарищам. Об отношении к геям в армии, вечеринке “для своих” в центре Львова и нападениях гомофобов он рассказал журналистам Depo.ua.

“С девушками было комфортнее, а о парнях я думал: “Вот он классный!”

Помнишь, как осознал, что тебя привлекают мужчины?

– Наверное, это шло с самого детства – лет с 5, сколько себя помню, я жил с этой мыслью. Поначалу не было понимания, что они привлекают, просто было некомфортно с парнями. Вот с девчонками – наоборот: и общий язык находил легче, и интересно с ними было, и они просто были легче для понимания. А на парней я смотрел и думал: “Блин, вот он классный”… И сначала это было увлечение человеком, а не мужиком. А уже в 12-13 лет я понял, что все это было не просто так – и у меня действительно есть тяга к парням.

Сразу удалось принять свою осознанную ориентацию?

— Абсолютно нет. Это был вообще ужасный момент. Под влиянием общества, особенно когда родился в деревне, думаешь, что ты такой один. Я думал, что неправильный, жил с этим мнением, даже встречался с девушками – делал все то, что делают все остальные, чтобы не отличаться. Думал, что это норма, но на практике было так: днем я с девочкой, ночью – со своей рукой и фотографией мальчика. У меня появилось отвращение к себе, было страшно. И так продолжалось с 12 до 16 лет. Но потом я стал понимать, что, возможно, это нормально. Просто у меня не было примеров.

А в 15 я поступил на первый курс и увидел, что люди совершенно разные – у кого-то есть тату, у кого-то пирсинг, кто-то выделяется одеждой. Я начал интересоваться разными культурами, стилем – и уже потом я узнал, что такое ЛГБТ-сообщество.

А когда открылся родным и друзьям?

– Я очень долго не признавался никому. У меня была затяжная депрессия, но я с 15 начал себя понемногу показывать: то пирсинг делал, то волосы красил – и понемногу начал отличаться от других. Я пытался показать, что я не просто слишком эмоциональный мальчик – у меня и другие отличия. Но с девушками я не перестал встречаться – у меня в 15 даже был первый сексуальный опыт. Это была опытная третьекурсница, можно сказать, но после этого я решил, что больше не хочу повторять этот акт. Это для меня не было противным, а просто не мое. Я рассматриваю женщин как подружек или сестер – как любого, кроме любимого человека, с которым хочу провести всю жизнь.

“Друг сказал, что ему безразлично, с кем я – хоть с собакой, но чтобы по обоюдному согласию”

Фото со страницы Владимира

Как стал встречаться с парнем?

— Ориентировочно в то время интерес ко мне проявил парень, который был моложе меня. Он пытался намекать, а я смотрел на сообщение и не понимал, что ему нужно. Но позже мы начали общаться поближе и после того, как я признался относительно своей ориентации, он рассказал о том, что ему тоже нравятся парни. И мы даже сейчас общаемся и довольно неплохо дружим.

А как произошел твой камин-аут?

– Это трэш-история. Вообще все произошло в деревне, когда я учился в колледже. В один момент мы решили встретиться с друзьями, выпили… И после водки и пива я был в состоянии “Галя берега не видит” и решил, что все — наступил тот момент, когда нужно признаться. Мой лучший друг тогда сказал, что ему вообще безразлично, с кем и что я делаю – могу хоть и с собакой, главное, чтобы по обоюдному согласию.

А с родителями в тот период были очень сложные отношения – мы ссорились, они не понимали, что со мной происходит, я вообще стал неуправляемым. Меня выводил из себя даже вопрос о том, поел ли я. И я решил, что нужно открыться и им. Пришел к маме, позвал на улицу, чтобы разговор не услышал отец, и сказал, что мне нравятся парни. Она была очень шокирована – потому что я же встречался с девушками, расплакалась… Но сказала, что я все равно остаюсь ее сыном, которого она любит, и она меня поддержит в любом случае. И попросила не закрываться в себе. И потом два дня со мной не разговаривала – мама просто не знала, как ко мне подойти, что спрашивать. Я тоже не шел первым на контакт. Но через несколько дней, когда она поговорила со своими сестрами, мы еще раз пообщались – и дальше все было хорошо.

Потом узнал и папа, и бабушка с дедом. И на сегодняшний день мама с моим парнем общается лучше, чем со мной.

“Я крикнул, чтобы убегали пассивы, и парень сразу побежал”

В Украине легко найти парня-гея? Как ты находил твоих?

– Вообще это очень легко. Я, например, шел во Львове с другом под хмельком. Идем веселые, нам хорошо, навстречу – компания ребят, и я решил крикнуть “Кто пассив – тот и беги”. И тут же сразу один из них начинает бежать. Так сразу и нашел своего. К тому же тот же Инстаграм, соцсети — здесь все гораздо легче. А вообще людей с другой ориентацией очень много, некоторые даже не скрывают это на людях.

Также во Львове есть определенные места, где чаще всего гуляют геи, лесбиянки. Это и отдельные заведения – знаю точно о двух локациях. К тому же во Львове проходят ЛГБТ-вечеринки – раз в неделю обычно. Туда может прийти не только гей и лесбиянка, а каждый, кто дружит с ЛГБТ-сообществом.

Но во Львове есть и красные зоны, где гопники могут закопать за проявления гейства. Информация об этих районах передается из уст в уста, она не доступна каждому. Я сам, как координатор встреч для людей с ЛГБТ, подсказываю, куда можно пойти, куда лучше вообще не ходить вдвоем.

А часто ли нападали на твои ЛГБТ-компании и встречи?

– Я знаю такую ситуацию, но она произошла не со мной, а с бывшим парнем. К нашему ЛГБТ-чату (он был доступен всем) присоединился какой-то парень. В тот момент мы планировали встречу типа летнего пикника. И информацию об этой встрече слили каким-то бритоголовым неадекватным детям – по 16-17 лет. Я тогда не смог поехать на встречу, там был другой координатор. И как раз на нее прилетела толпа этих детей, начали рвать на парнях одежду, значки, пшикать баллончиками в лицо. Моего бывшего перепутали, облили зеленкой и набили синяк под глазом.

“Хейт начинается и заканчивается в соцсетях”

Фото Владимира с личной страницы

Так насколько в Украине реально поцеловать любимого и не получить в глаз от “неравнодушного” моралиста?

– Относительно публичных поцелуев не могу ничего такого сказать. Но много хейта начинается и остается на интернет-страницах. Я такой человек, что могу себе позволить надеть каблуки и пойти гулять по городу. Или гуляем с парнем за руку. Да, взгляды косые бывают. Но чем меньше ты обращаешь на это внимания – тем меньше и на тебя обращают внимания. Но газовый баллончик лучше носить с собой.

У меня был момент, когда другу сорвали с рюкзака ЛГБТ-значок. И это был единственный раз, когда я использовал газовый баллончик.

Когда тебе пришла повестка в армию – не думал откосить от службы, сказав, что ты гей?

– Я не думал уклоняться от службы. Зачем? Да и гомосексуальная ориентация – не причина не брать на срочную службу. Могут “списать”, если речь идет о трансгендерности и есть справка. Нужно долго обивать пороги ради нее, но если есть официальное заключение, что ты трансгендерная девушка (то есть родился в теле парня), то в армию не возьмут.

Тем более, никакого страха перед службой в армии у меня не было. Сложно было первый период просто молчать о себе – я постоянно думал, когда настанет тот момент, когда спросят.

Как сослуживцы узнали, что ты гей?

– Я решил сам сказать – ребята видели, что я переписываюсь с парнем, но до конца не понимали, что это значит. Затем началось много разговоров за спиной, оскорблений и выкриков. Но физического насилия не было, поэтому нормально. Разговоры дошли и до руководителей части.

Они сначала всем заткнули рот, чтобы никто это не обсуждал, потом решили меня изолировать – на несколько недель положили в медпункт, где я ничем не занимался, потому что боялись, что пойдут оскорбления и потасовки. А потом перевели меня в другую часть, где о моей ориентации знали до того, как я приехал.

“С проблемами в части справился сам”

Когда из-за твоего признания начались проблемы, не думал обратиться к психологу за помощью?

– Да, в армии у всех есть право обратиться за помощью к психологу. Но с психологом нашей части я мало общался – понимал, что она некомпетентна в этом деле, поэтому справился со всем сам.

До окончания срочной службы у тебя осталось несколько месяцев. Чем планируешь заниматься дальше?

– У меня среднее специальное образование – повар, бармен, официант. Могу накормить, напоить и спать уложить, но по образованию работать не хочу. Максимум — официантом, потому что у меня подвешен язык на предмет поговорить и пошутить. А вообще планирую пойти снова на танцы – я занимался с 14 лет хип-хопом и вогом (Vogue – стилизованный танец, состоящий из резких движений руками в сочетании с модельными позами, – ред.). Это танец, который нужно чувствовать, а не просто махать руками. Еще хочу закончить курсы пирсинг-мастера и дальше развиваться в сфере визажа и мейк-апа.

Работодателям планируешь сообщать, что ты – гомосексуал?

— Я не планирую скрывать ориентацию, когда буду устраиваться на работу. Собственно я уже свое отбоялся. И, прежде всего, важно показать себя профессионалом.

Сладкие мальчики и тяга к сковороде: ТОП стереотипов

Фото со страницы Владимира

Какой ТОП стереотипов о людях с не гетеросексуальной ориентацией ты встречал?

— Первое — о пансексуалах (люди, для которых не важен гендер и биологический пол, – ред.). Говорят, что для них и сковорода очень сексуальна. Это неправда. Для этих людей важна эмоциональная привязка, взаимосвязь с партнером. Их интересует не тело, а эмоции и чувства. Насчет геев распространен стереотип, что это такие сладенькие мальчики. Но реально теперь вообще не отличишь гея от гетеросексуала. Я, например, рос “на районе”, и мне несложно изменить стиль общения или манеру поведения. А самый распространенный миф о лесбиянке — что они маскулинные, всегда ярые феминистки и мужененавистницы. Но это совсем не так.

Насколько сложно быть в Украине открытым геем?

— Это очень индивидуально и зависит от самого человека — насколько он психологически устойчив, поддерживают ли его родные и есть ли вообще кто-то рядом. Если ты всю жизнь был загнанным ребенком и никогда не испытывал любви, то и так каждый неодобрительный комментарий о тебе будет концом света (даже если не будет касаться ориентации). А если ты вполне стабилен, то если на тебя кто-то лает со стороны – это даже не будет интересовать. Мне, например, вообще не сложно – я ни на кого не обращаю внимания.

А доказывать кому-то, что это не болезнь, не заразно и т.д. – зачем оно нужно? Если эти комментаторы живут в своем пещерном мире – пусть там и остаются. Но я всегда говорю и прошу: не молчите о себе, не нужно замыкаться. Вокруг много людей, которые всегда помогут, выслушают, приютят, даже если родные вас такого или такую не воспринимают. Просто не бойтесь быть настоящим.

После того, как я открыто опубликовал видео, на котором целуюсь с парнем, мне писали многие. Даже с фронта, срочники, военнослужащие. Многие сделали камин-аут после моего публичного открытия. И тогда, когда я читал все эти сообщения, я понял, что делаю что-то хорошее, не живу зря – и это классно.

Алина Евич

Источник

Сподобалось? Знайди секунду, щоб підтримати нас на Patreon!
Поділись публікацією