В армии Израиля появился первый офицер-трансгендер

21-летний Шахар стал первым открытым офицером-трансгендером (F2M) в армии Израиля после завершения в прошлом году учебных курсов, которые позволили ему получить повышение по службе.

“Как бы мне это объяснить? Для меня служба в армии и признание меня моими сослуживцами в качестве того, кем я на самом деле являюсь, помогло мне почувствовать себя впервые в жизни настоящим мужчиной. Дало возможность почувствовать себя самим собой”, – сказал Шахар, который предпочел использовать псевдоним для защиты своей идентичности как действующего военнослужащего Армии обороны Израиля.

В то время, когда в большинстве вооруженных сил стран мира геям и лесбиянкам все еще запрещено служить в армии, служба Шахара стоит особняком. Он не только пользовался поддержкой своего подразделения и командиров, но его случай побудил израильских военных быстрее отслеживать новые нормативные документы, которые варьируются от обучения старших офицеров толерантности до покрытия армией расходов за гормональную терапию и операции по смене пола.

Шахар надеется, что его случай на международном уровне поможет изменить отношение к трансгендерам в армиях других стран, таких как США, которые позволили служить в вооруженных силах лесбиянкам, геям и бисексуалам, но сохраняют запрет на службу в армии транссексуалам. Хотя Шахар говорит, что знает об обвинениях в адрес Израиля, что страна использует прогрессивную позицию по отношению к ЛГБТ для “очищения” от нарушений прав человека по отношению к палестинцам, для него и других, с кем беседовали корреспонденты BuzzFeed News, позиция, которой придерживается израильская армия, является показателем функциональности армии, а не политически окрашенной точки зрения.

По словам Шахара, медицинская страховка, которую он имеет благодаря службе в армии, дала возможность оплатить гормональную терапию и подготовиться к операции, когда он был готов к этому шагу.

“Когда ты чувствуешь принятие и счастье быть самим собой, ты испытываешь желание сделать всё возможное как солдат, как человек, – говорит Шахар. – Я очень нервничал, и когда говорил с доктором, и когда он говорил мне, что получено разрешение. Честно говоря, для меня было шоком, что всё прошло хорошо, что все были настолько благосклонны”.

Хотя в армии Великобритании в прошлом месяце появился первый офицер-трансгендер, США и многие другие страны продолжают запрещать трансгендерам служить в своих вооруженных силах. Даже после отмены закона “Не спрашивай, не говори” в сентябре 2011 года, запрет на службу в армии США трансгендерам является причиной того, что приблизительно 15000 таких военнослужащих в настоящее время вынуждены оставаться внутри “шкафа”.

“Мне тяжело слышать о том, как обстоят дела с трансгендерами в других странах, – сказал Шахар. – К счастью, для меня всё было не так. Я ощущал поддержку со стороны семьи, а потом испытывал поддержку в армии”.

Он однако признал, что вырос в светском, прогрессивном сообществе и что в течение своей службы не имел никаких контактов с харедим (общее название ультраортодоксальных религиозных израильтян), чьи подразделения в ЦАХАЛ считаются более консервативными.

“Я действительно не пересекался с теми, кто мог бы быть оскорблен мной или кто выступал бы против меня, – сказал Шахар. – Мне не нужно было противостоять этому”.

Шахар улыбается, когда вспоминает о своих первых днях в тренировочном лагере в 2012 году. Он улыбнулся еще сильнее, когда вспомнил, как после заполнения призывных документов в качестве женщины решил взять мужской, а не женский камуфляж.

“Я думал, что изобретаю велосипед, ведь этот вопрос до этого не обсуждался. Я думал, что кто-нибудь обратит на это внимание, думал, что это имеет значение. Но никто ничего не сказал”, – говорит Шахар. Хотя в ЦАХАЛ уже давно были открытые трансгендерные солдаты, Шахар стал первым офицером-трансгендером. “Сперва я думал, что будет легче служить как женщина, не устраивая из этого большую проблему и не говоря об этом. Но в конце концов я почувствовал себя достаточно комфортно для того, чтобы понемногу начать говорить об этом с окружающими”.

Он вспоминает, как офицер дал ему дополнительную форму, так что ему не нужно было часто обращаться в прачечную или менять одежду перед сослуживцами. Другой офицер дал ему возможность получить личное время для принятия душа. А затем, в один прекрасный день, когда его отряд собрался на брифинг, он встал и рассказал своим товарищам о том, что он трансгендер.

“Они испытывали любопытство, задавали вопросы, но большей частью были рады за меня, – сказал Шахар. – Сейчас, будучи офицером, я идентифицируюсь как мужчина. Когда я покину армию, в моих документах я буду мужчиной. Думаю, это удивительная вещь – иметь эти 2 документа, чтобы наблюдать трансформацию в сторону принятия”.

Шахар говорит, что в ЦАХАЛе произошли большие изменения с момента его призыва, и он помогает советом молодым трансгендерным солдатам, которые к нему обращаются с вопросами.

“Сегодня никто никого не спрашивает о сексуальных предпочтениях или поведении. Согласно израильским законам, в армии должны служить и мужчины, и женщины, и во время их физических испытаний при призыве никто не спрашивает их об их сексуальной ориентации и не пытается разузнать что-либо об этом”, – говорит бригадный генерал Рэйчел Тевет-Визель, советник по вопросам ЛГБТ и женщин в ЦАХАЛ. Она говорит, что сдвиг в сторону принятия ЛГБТ-сообщества в израильской армии начался в 1980-ых и с тех пор развивался в течение десятилетий. Офис Тевет-Визель вмешивается только тогда, когда сексуальность становится для солдат проблемой, например, когда они просят об отдельном душе.

Согласно израильским законам, граждане Израиля могут начать процесс по смене пола только с 18 лет – того же возраста, когда все жители страны должны приступить к военной службе.

“Некоторые из них приходят с документами и говорят, что они уже начали процесс по смене пола. В этих случаях мы думаем о том, как можем им помочь, например, с униформой или дав специальное разрешение на длинные волосы, – говорит Тевет-Визель. – Если солдат, который призывался как мужчина, во время службы захочет, чтобы к нему обращались, используя женские термины, мы идем навстречу”.

Тем не менее, хотя, как уверяет Тевет-Визель, армия сосредоточена на обучении всех своих солдат и офицеров толерантности и уважению, всегда бывают случаи, когда всё идет не так.

Аелет, солдат ЦАХАЛ третьего (последнего) года службы, рассказала BuzzFeed News, что сослуживцы называли ее “лесбиянкой” и “уродливой”, когда она решила сделать короткую стрижку. Аелет пока не уверена в том, хочет ли она, чтобы к ней обращались как к мужчине или же как женщине, так что попросила, чтобы ее назвали по ее первому имени, так как она еще находится на службе.

“Некоторые люди были толерантными, другие были ужасными, – рассказывает Аелет BuzzFeed News по телефону со своей базы на юге Израиля. – Офицеры сделали многое для прекращения издевательств, когда они начались, и дали мне возможность разобраться в себе”.

По ее словам, быть в армии и разобраться в себе и своей сексуальности не так-то просто.

“Для тех людей, кто знает, кто они, кем они являются, это сделать проще. Для тех из нас, кто пока еще пребывает в замешательстве, это очень сложный процесс”, – говорит она.

http://bluesystem.ru/news_topic/?aid=11822

Поделись публикацией

Комментарии закрыты.