Позитивный Хельсинки или почему в Финляндии нет эпидемии ВИЧ/СПИДа

В пятимиллионной Финляндии нет эпидемии ВИЧ/СПИДа — с 1986 года в стране зафиксировано 3900 случаев выявления людей с ВИЧ-положительным статусом, непосредственно от СПИДа умерли 500 человек. Примерно около 600 человек, как полагают финские специалисты-медики, живут и не знают, что ВИЧ-положительны. Для сравнения — в пятимиллионном Петербурге, где наблюдения ведутся с 1987 года, было зафиксировано по состоянию на июнь 2016 года 57 тысяч случаев ВИЧ-инфекции, а реальное число может достигать 90 тысяч.

Ежегодно в Финляндии менее двух сотен человек узнают, что ВИЧ-положительны, в Петербурге — около трех тысяч человек. По данным 2016 года 59 процентов из тех жителей Финляндии, кто узнал свой положительный ВИЧ-статус — это мигранты, 27 процентов — это мужчины, практикующие однополый секс, а 62 процента из тех, кто не вошел в первую и вторую группы — это так называемые «секс-туристы» — финские гетеросексуальные мужчины, которые отправляются в другие страны, в основном, в Таиланд и Россию за сексуальными приключениями. Эпидемии ВИЧ/СПИДа в стране нет, потому что там быстро осознали необходимость не только доступа к АРВ-терапии, но и создания низкопороговых центров, где помощь могут получить люди, которые употребляют наркотики, зависимы от алкоголя, других психоактивных веществ, не вписываются в среду добропорядочных горожан. В Финляндии рассудили, что к этим людям надо идти, поддерживать их, помогать, сами они не смогут себе помочь. И экономить на низкопороговой помощи не надо, чтобы не разбудить эпидемию.

«Аврора»

Больница «Аврора» — одна из трех больниц, основанной в Хельсинки аристократкой и филантропом Авророй Шернваль-Демидовой-Карамзиной и носящая ее имя, занимает обширную территорию, корпуса разбросаны среди деревьев. В корпусе 16 располагается центр для ВИЧ-положительных людей, употребляющих наркотики, алкоголь, психоактивные вещества. На звонок дверь открывает огромного роста — больше двух метров охранник, молча пропускает внутрь. На кушетке в холле лежит женщина, ей явно нехорошо. Вместо привычного окна регистратуры — широкое окно, откуда выдают заместительную терапию. Дверь направо ведет в помещение, куда приходят по утрам те, кто нуждается в помощи, налево — помещения медиков, сюда пациенты прийти могут только в сопровождении персонала — поиграть в настольный теннис с врачом, например.

Сюда ежедневно, включая праздничные дни, приходят около 80 человек — ВИЧ-положительных и зависимых, 50 получают заместительную терапию. Здесь три раза в неделю принимает врач общей практики, два раза в неделю — врач-инфекционист и медсестра, необходимые анализы можно сдать четыре раза в неделю. Пять дней в неделю к услугам клиентов центра социальный работник, который, если надо, поможет в решении разных жизненно важных проблем. Попадают сюда по направлению врачей из инфекционных поликлиник.

Это не дневной стационар в нашем понимании, никто в постелях не лежит, если, конечно, вдруг худо не станет. Есть просторный холл, куда нас не пустили, чтобы «не травмировать людей», дали лишь заглянуть в узкое окошечко-прорезь из кухни: примерно с десяток разного возраста и пола людей рассаживалось вокруг стола с тарелками в руках — собирались поесть.

Здесь не отслеживают — употребляет ли другие наркотики тот, кто получает заместительную терапию, в устойчивую ремиссию из тех, кто ее получает, выходят около 3−4 процентов. Но люди на терапии, по крайней мере, способны вести нормальный образ жизни, они даже работают и учатся. Тем же, кто все — таки решил вообще отказаться от зависимости, попытаться выйти в ремиссию без заместительной терапии, социальный работник врач и медсестра помогают это сделать — ведь каждый случай индивидуален, и такого человека обязательно направят в реабилитационное учреждение.

Доктор Юсси Сутинен рассказывает, что пик ВИЧ-инфекции был в Финляндии в 1998−1998 годах среди потребителей инъекционных наркотиков, причем многие из этих людей прошли через тюремный опыт, были безработными. Дискуссия о том, открывать или нет низкопороговые центры, где помощь получают именно такие люди, была в стране непродолжительной — уже в 2001 году заработал Munkkisaari, где предоставляли еду, жилье, заместительную терапию для зависимых и АРВ (антиретровирусную)-терапию. Центр в больнице «Аврора» — правопреемник того, первого. В Финляндии больше трех десятков низкопороговых центров. Осознание проблемы и быстрое реагирование помогло: с начала наблюдения — с 1986 года в Финляндии ВИЧ получили при употреблении инъекционных наркотиков только 409 человек.

АРВ-терапия для всех, кто легально проживает в Финляндии, бесплатна, даже если у человека нет гражданства, но если у ВИЧ-положительного количество CD4 клеток падает ниже 300 — то помощь он получит в любом случае, хоть будь он самым злостным нелегалом, потому что промедление не просто смерти подобно, смерть в этом случае подступает вплотную.

В низкопороговых центрах велика роль медицинских сестер — они поддерживают контакты с клиентами, знают, какие вещества те употребляют, следят, чтобы АРВ-терапию не забывали принимать: мне показали специальный картонно-пластиковый планшет-календарь-напоминалку, где в ячейках по дням недели и часам расписан весь месяц, и где лежат таблетки антиретровирусной терапии. Катарина Салминен работает здесь медсестрой 17 лет и говорит, что первые два года ушло на то, чтобы завоевать доверие пациентов. Слово «доверие» звучало не раз в речи и медсестер Катарины и Леены Алхо, и врача Юсси.

Очень помогает график лечения, который выстраивается по годам — он наглядно показывает, как растет уровень CD4 -клеток, а уровень вирусной нагрузки снижается до неопределенного, если не прерывать прием терапии. Клиенту этот график обязательно показывает врач, это не секрет, а наглядная мотивация к лечению.

В низкопороговом центре прививают от гриппа, в том числе прививали от свиного в эпидемию 2009 года, лечат гепатиты, причем без интерферонов, лечат репродуктивную сферу у женщин, для клиентов центра, кто достиг уже старшего возраста, доступно лечение осложнений диабета, сердечно-сосудистых болезней. В 2006 году было пять случаев туберкулеза легких, сразу же были серьезно обследованы другие клиенты центра. Уже больше 10 лет туберкулеза не выявляется.

Врачу и медсестрам надо было идти к пациентам, а мы вышли в холл, на кушетке уже никого не было, зато сотрудница в окне, где выдается заместительная терапия, вдруг заговорила по-русски, приглашая посмотреть — что выдается. А высоченный охранник тоже, оказывается неплохо по-русски говорит, и когда я спросила — не играл ли он при таком огромном росте в баскетбол, скромно сказал «да, было дело», попрощался и закрыл за нами дверь.

Напомним, что в Петербурге один низкопороговый пункт профилактики ВИЧ-инфекции и две НКО, которые оказывают низкопороговую помощь в профилактике ВИЧ, помогая наркозависимым и работницам коммерческого секса.

HivPoint

В организации HivPoint — пятнадцать сотрудников, еще по одному в аналогичных пунктах в Тампере и Оулу. В этих «точках» — небольших офисах тестируют мужчин-гомосексуалов, мигрантов, консультируют, помогают с защитой прав, если человек приходит с проблемой, обучают врачей и медсестер медицинских центров общей практики, чтобы они были в курсе ситуации с ВИЧ, а также умели тестировать. Еще в HivPoint предлагают тестироваться так называемым «секс-путешественникам». Ведь не секрет, что финские гетеросексуальные мужчины, большинство которых во вполне зрелом возрасте, ездят за секс-приключениями в Таиланд и Россию, многие из них в жизни не проходили никаких тестов на ВИЧ, да и не задумывались о проблеме — в их головах сложился устойчивый стереотип: ВИЧ можно получить, если колоться грязным шприцем или быть геем, все. А еще многие из этих секс-туристов живут в небольших городках, и, если что, то им даже в поликлинику по месту жительства с вопросом страшно обратиться, стесняются и стыдятся. Вот для таких тоже — HivPoint, где и протестироваться можно и свои страхи и проблемы обсудить. Кстати, у HivPoint есть автомобиль, который два раза в месяц выезжает к погранпереходам с Россией, чтобы секс-путешественники могли прямо после пересечения границы сдать экспресс-тест на ВИЧ, правда, за три года положительных тестов не было ни у кого. Таиланд далеко, общей границы нет, но сотрудники HivPoint наладили связь с турфирмами, чтоб те раздавали брошюры, напоминали об опасности ВИЧ, приглашали тестироваться.

С мигрантами другая проблема: они страшно боятся, чтобы про ВИЧ-положительный статус не узнали земляки из родной деревни… В общем, двойная стигма — люди неуверенно чувствуют себя в другой стране, а если еще и ВИЧ-положительные, то страхов прибавляется, поэтому для мигрантов в HivPoint отведен специальный день — и для тестирования, и для консультаций. Есть среди мигрантов и те, кто уверен, что лучшее лекарство от вируса — это молитва, а также те, кто думает, что если вирус обнаружили, то смерть придет вот-вот и можно уже опустить руки и начинать к ней готовиться. Сотрудники HivPoint раздают брошюры в центрах для мигрантов, обучают персонал — чтобы люди знали, куда обращаться. А сам HivPoin работает за счет средств, которые перечисляются от игорного бизнеса, за год здесь тестируют на ВИЧ около двух тысяч человек. В Петербурге «Синий автобус» фонда «Гуманитарное действие» тестирует до 8 тысяч в год.

Позитивные

Во втором дворе старинного жилого дома располагается общественная организация «Позитивные». Ей уже три десятка лет, последние пять лет «Позитивные» здесь, в центре Хельсинки, что, как говорит координатор проектов организации Тапани Валконен, хорошо повлияло — стало больше людей приходить, всем удобно. Сюда приходят ВИЧ-положительные люди — гомосексуальные, те, кто старше 55 лет, женщины — примерно три тысячи посещений в год, около 180 посетителей в месяц. Тут есть свои традиции — бесплатный обед по четвергам, вечернее кафе по вторникам, арт -терапия, лекции о здоровье. Работают группы взаимопомощи. Всего в «Позитивных» три постоянных сотрудника, двадцать волонтеров и те сотрудники, которых привлекают на отдельные проекты. А вообще это место, где нет дискриминации — так гласит девиз на входе. Холл с рядами тапочек — здесь обязательно переобуваются, кухня, где вкусно пахнет кофе, офис, уютный зал — все эти помещения организация арендует у частного лица. Бюджет «Позитивных» — 280 тысяч евро в год, 250 тысяч из этой суммы дает Минздрав, 17 тысяч — Хельсинки, остальное — жертвуют фармкомпании, понятно, что аренду помещения — 50 тысяч евро ежегодно — также оплачивают из этих средств. Тапани Валконен говорит по-русски хорошо, изучал славистику в университете. После того, как узнал свой статус, далеко не сразу решил прийти сюда, но вот пришел — сначала за поддержкой, потом стал волонтером, равным консультантом, а теперь руководит проектами. Спрашиваю у Тапани о проблемах. Рассказывает, что очень востребованной оказалась на форуме сайта «Позитивных» тема лечения гепатитов безинтерфероновыми препаратами — они дают быстрый эффект, не дают побочек, но дороги, а людям хочется лечиться именно ими. Еще вот до сих пор приходится защищать права людей с ВИЧ: недавно в одном из детских садов узнали, что у малыша оба родителя ВИЧ-позитивные, так создали такую атмосферу, что родители перевели ребенка в другой садик. В Эспоо социальный работник заставляла раскрыть свой ВИЧ-статус женщину-инвалида, мотивируя это тем, что индивидуальный помощник женщины почему-то должен этот статус знать, хотя законодательно такого не предусмотрено. Был случай в одном из небольших городков, когда местный убийца оказался ВИЧ-положительным, об этом раструбили все местные СМИ с подачи полиции. Хотя, если человек совершил преступление, то при чем тут его ВИЧ-статус…

«Позитивные» издают свой журнал, проводят лекции в школах. Никакого специального разрешения при этом не требуется. Проводят праздники и уличные акции. В минувшем году Финляндия отмечала столетие независимости, и в новом городском музее Хельсинки было много проектов, в том числе и выставка Helsexinki — о свободе и сексуальности, о возможности выбора и об отношениях. Так «Позитивных» тоже пригласили участвовать в лекционной программе выставки и в акции «Сто позитивных поцелуев», чтобы люди знали — ВИЧ так не передается! И положительный ВИЧ-статус — не препятствие к тому, чтобы создать семью и родить здоровых детей.

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

10 − восемь =