Почему заминировали Ельцин Центр и как прошел паблик-ток о стигматизации ЛГБТ в Екатеринбурге

«Сорок сороков», первая эвакуация президентского музея и гомофобы на шоу «Бай-бай, стигма!»

25 апреля в Ельцин Центре должна была пройти дискуссия «Бай-бай, стигма! Сексуальная ориентация и гендерная идентичность», посвященная проблеме стигматизации ЛГБТ-россиян. За несколько дней до события активисты пытались сорвать мероприятие, благодаря чему уральский паблик-ток начали обсуждать в федеральных медиа. The Village Екатеринбург рассказывает, как развивалась ситуация, которая привела к минированию Ельцин Центра, и что по этому поводу думают организаторы.

Угрозы и просьбы

На «Бай-бай, стигме» собирались обсудить, как представителей ЛГБТ ущемляют в правах и не дают им то, что положено по закону. К дискуссии активно приглашали как сторонников ЛГБТ-горожан, так и ярых гомофобов — по словам организаторов, последние находились легко, но отказывались публично говорить о своей точке зрения.

На мероприятие обратил внимание Уральский родительский комитет, возглавляемый Евгением Жабреевым, заявив, что паблик-ток «создает угрозу государственной и общественной безопасности, национальной безопасности нашей страны в области культуры, подрывает духовно-нравственное и патриотическое воспитание нашей молодежи». Активисты отправили письмо губернатору Свердловской области Евгению Куйвашеву и мэру Екатеринбурга Александру Высокинскому, в котором попросили отменить встречу. В ответ Ельцин Центру пришлось выступить с официальным заявлением и напомнить, что ЛГБТ-горожане — точно такие же граждане страны, как и все.

«Российские законы признают людей с нетрадиционной ориентацией полноправными гражданами. К сожалению, есть люди, которые нарушают российские законы и пытаются ограничить геев и лесбиянок в правах. Это серьезная проблема, о которой мы и собираемся говорить. Кстати, ограничение для мероприятия 18+. И не очень понятно, почему родительский комитет выступает с протестом», — Ельцин Центр

После к бойкоту присоединилось радикальное православное движение «Сорок сороков», которое ранее призывало наказывать кинотеатры за показ фильма «Матильда». Активисты считают, что «мероприятие прямо противоречит законодательству РФ» и поэтому они обратились к президенту Владимиру Путину с просьбой об отмене. Также «Сорок сороков» выпустили ролик с обращение к горожанам.

Пикет и эвакуация

Участники и гости «Бай-бай, стигмы» начали собираться в образовательном центре Ельцин Центра — закрытом помещении, в которое пускали только совершеннолетних горожан по паспортам. При желании, дискуссию невозможно было бы увидеть, проходя мимо.

За час до старта паблик-ток рядом с Ельцин Центром собрались представители «Уральского родительского комитета» с плакатами и лозунгами. На вопрос о том, зачем они здесь, участники акции сообщили, их требования написаны на плакатах. Позже пикетчики объяснят, что считают неправильным проведение паблик-тока о проблемах ЛГБТ в Ельцин Центре, а если бы «Нина Иосифовна (вдова Бориса Ельцина, — прим. ред.) узнала, что музей имени ее мужа стал оплотом этого бесчинства, она бы удивилась».

Пикет против ЛГБТ около Ельцин-центра

Gepostet von Яромир Романов am Donnerstag, 25. April 2019

Юрист Ресурсного центра для ЛГБТ Анна Плюснина пригласила одного из пикетчиков Евгения Маленкина принять участие в паблик-токе и высказать свою позицию, но уралец отказался.

«Я не хочу ходить вместе с вами никуда, потому что я хочу ходить туда, куда я хочу ходить», — Евгений Маленкин, в ответ на предложение принять участие в дискуссии

За десять минут старта дискуссии в образовательном центре закончились места, поэтому части желающих пришлось стоять, а представителям Ельцин Центра — дежурить на входе, заблокировав движение диваном. Дискуссия началась с представления участников — первым стал журналист Семен Чирков, который назвал себя «культурным гомофобом». Ведущая подчеркнула, что Семен стал единственным, кто не постеснялся высказать свою позицию, но в зале нашлась еще группа горожан, которые также были готовы высказать позицию против собравшихся.

Во время представления второго участника, юриста Анны Плюсниной, в Ельцин Центре включилась пожарная сигнализация и началась эвакуация всех посетителей. В полицию поступило сообщение о минировании здания, из-за чего всем пришлось выйти на улицу.

По словам пресс-службы ГУ МВД по Свердловской области, из центра были эвакуированы около 600 горожан — посетители и сотрудники музея Бориса Ельцина, арт-галереи, нескольких этажей офисных помещений, двух ресторанов, кофеен и магазинов, расположенных в центре. Работники президентского центра сообщили The Village, что это было первое лжеминирование за всю их историю. Ближе к ночи полицейские заявили, что обыск занял почти полтора часа и в здании не было найдено бомбы. Сообщивший о минировании позвонил из другого региона.

Бар и реакция

Поняв, что в Ельцин Центр уже не попасть, организаторы посоветовали не расходиться и начали искать новое место. Через полчаса участники переместились в лояльный к Ресурсному центру бар «Колбаса» (бывший «Колбасофф») на улице Вайнера и начали дискуссию вокруг импровизированной сцены из трех стульев.

Перед дискуссией организаторы подчеркнули, что эвакуация лишь подчеркивает стигматизацию и важность темы. Большая часть участников, которая хотела выступить против ЛГБТ-уральцев, не дошла до бара, что не помешало заполнить его целиком. Объяснить, почему родители выступили против ЛГБТ, вызвался молодой человек, представившийся Айнуром Гайсиным. Он привел в пример случай об изнасиловании двумя мужчинами юного мальчика в Тюмени, но быстро вышел из спора, когда ему объяснили, что проблемы изнасилования малолетних по статистике выше у гетеросексуальных людей. Также участники рассказали о «коррекционных изнасилованиях» — попытках родителей «переключить» ориентацию своих ЛГБТ-детей с помощью принудительного секса с партнером противоположного пола.

Из-за большого количества журналистов в зале часть паблик-тока была посвящена правильному подходу к теме ЛГБТ в медиа. Представители Ресурсного центра выступили против заголовков вроде «геи и лесбиянки соберутся в Ельцин Центре», а сотрудники местных СМИ пытались объяснить, что кликбейтный заголовок — это нормально и чем больше людей прочтет, что эта тема обсуждается, тем лучше. В конце каждому из участников Ресурсный центр подарил по буклету «Я пишу и говорю о ЛГБТ+ корректно».

Мероприятие закончилось примерно в 22:10, после чего представители центра для ЛГБТ развернуто высказались о произошедшем.


АННА ПЛЮСНИНА

юрист Ресурсного центра для ЛГБТ:

В очередной раз ЛГБТ+ сообщество подверглось нарушению своих прав — в частности, одного из основных конституционных прав на свободу мирных собраний. Мероприятия, включающие ЛГБТ+ повестку, преследуются ЛГБТ-фобами. И исходя из российской практики — это норма. Ни один из людей, совершивших звонок о минировании, не был найден и привлечен к ответственности. Сегодняшняя ситуация — простой ответ на вопрос «Какие ваши права нарушаются?». Представители ЛГБТ-сообщества и те, кто их поддерживает, не могут собраться, даже если мероприятие проходит в соответствии с законом РФ, и поговорить о повестке, проблемах ЛГБТ+ людей, обсудить вопросы, вступить в диалог. Сегодня нас поздравляли «с таким огромным пиаром»: публикации вышли в федеральных СМИ. Но для нас это вредящий пиар. Центру важнее конструктивное мероприятие, без инцидентов: спокойно встретиться, обсудить и разойтись. Случившееся же повысит тревожность у организаций, готовых сотрудничать с ЛГБТ+ инициативами, у тех, кто уже поддерживают или готовы поддерживать. Чем больше СМИ привлекают внимание — тем больше усугубляется стигма, в том числе у самого сообщества.

АЛЛА ЧИКИНДА

пиар-менеджерка Ресурсного центра для ЛГБТ:

Меня анонсировали как спикерку, но в итоге мое участие в этом качестве не состоялось. Организаторки сказали: «Алла, вам нужно решить, кто пойдет вы или Анна. Иначе слишком много представителей Ресурсного центра среди спикеров». И это на дискуссии по ЛГБТ+ повестке.

Как свидетельница дискуссии в баре, могу сказать, что мне было очень некомфортно: спикерки сидели, и вокруг них как стервятники нависали стоящие вокруг гомофобы и журналисты. Они перебивали агрессивным тоном, не давали договорить и подходили все ближе. Со стороны это было страшно и неприятно. Обстановка иллюстрировала ситуацию в российском обществе в целом — как задавливают, не дают высказаться, буквально. Сначала это было похоже на конференцию с журналистами, а потом это переросло в иллюстрацию травли.

ВИНСЕНТ

координатор работы с трансгендерным сообществом в Ресурсном центре для ЛГБТ:

Во время мероприятия я слышал комментарии о том, что сегодня мы получили квинтэссенцию российского общества и его отношения к ЛГБТ+ персонам. Я бы и сам описал ситуацию именно так. В условиях структурированного мероприятия, неспешной дискуссии на безопасной площадке, мы бы получили совсем иной характер высказываний, аргументов и диалога. Как на предыдущих мероприятиях «Бай-бай, стигмы». Как только размеренный темп был нарушен, как только модераторки перестали сдерживать напор аудитории — так сразу мы услышали реплики «ЛГБТ выкручивают руки журналистам, когда требуют корректной лексики и отказываются сотрудничать с некорректными СМИ», так сразу полились аргументы о том, что «геи требуют право насиловать детей». Действительно, иллюстрация российской действительности: внешняя благопристойность, за которой при малейшем нарушении цивилизованных условий обнаруживается сильнейшая стигма и предрассудки. Я не уверен, что сегодня нам удалось действительно побороться или хотя бы немного противостоять стигме и гомофобии.

ПОЛИНА ДРОБИНА

координаторка фем-направления Ресурсного центра для ЛГБТ:

Я смотрю на произошедшее через феминистскую оптику и вижу патриархат в действии. Гомофоба величают «культурным» и это считается хорошим тоном и тонким юмором. Нельзя быть культурным человеком, который ненавидит других людей и поддерживает их системное угнетение. Почему я вижу, что именно ему дали первому слово, когда мероприятие вообще-то называлось дискуссия о «cексуальной ориентации и гендерной идентичности», а не «ненависть и дискриминация людей на практике». Более того — ему дали медаль. За что? За то что он не побоялся выйти за свои гомофобные суждения на публику — под всеобщий гул одобрения? Где медали тем смелым персонам, которых травят ежедневно — и которые, не смотря ни на что, вышли с открытыми лицами и именами?

То что произошло после «минирования» кроме как жутким менсплейнингом назвать нельзя. Я возмущена произошедшим — почему наше мероприятие не перенесли на другую дату, а сделали какие-то посиделки в баре? Когда в следующий раз меня спросят «да как тебя ущемляют?» Я скажу: вот так — мне чуть ли не руками закрывают рот, когда я пытаюсь говорить о себе и своих проблемах.

Источник

 

 

Поделись публикацией
Share on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on LinkedIn
Linkedin
Share on VK
VK
Share on Tumblr
Tumblr
Pin on Pinterest
Pinterest