«Мы все одинаковые» — перформанс художника Владимира Кары в парижском ЛГБТ-центре

Каждое воскресенье в парижском ЛГБТ-центре в квартале Маре собираются беженцы из разных стран. Получить во Франции политическое убежище по факту преследования из-за сексуальной ориентации очень сложно — ввиду трудности предоставления доказательств. «Когда я увидел, что происходит сегодня в ЛГБТ-центре, я почувствовал необходимость поддержать тех, кто просит сегодня убежище», — говорит художник Владимир Кара. 10 декабря он устроил live-painting в поддержку тех, кто подвергается преследованиям из-за сексуальной ориентации.

Владимир Кара: Я иммигрировал больше 35 лет назад. Тогда мне не нужно было объяснять, почему я уехал. Но в течение определенного времени я носил этикетку, что я — русский, я художник и я гей. Для того, чтобы избавиться от этих этикеток, чтобы понять, что мы все одинаковы, и была организована эта акция Mise à nu — «Разденьтесь». Разденьтесь и мы увидим, что мы все похожи между собой. У нас есть два глаза, у нас есть две руки, у нас есть одно сердце и у нас есть одно желание свободы.

Для меня было важно сделать этот live painting перед публикой. Мы (художники) привыкли закрыто работать в мастерских. Мы показываем результаты. Мне было важно показать процесс рождения картины.

Когда вы собирались делать перформанс, знали ли вы, что это будет за картина или вы придумали ее по ходу?

Я готовился в своей голове, потому что для каждого художника выйти на публику — тяжелая работа. Я делаю много live painting, мне нравится этот процесс. Я делал это с симфоническими оркестрами, с музыкантами, с актерами. Мне нечего прятать, мне нечего бояться, я чувствую положительную энергию публики, которая меня поддерживает.

Что будет с этой картиной дальше?

Я, конечно, подарю ее центру, это был наш договор. Я был удивлен и тронут, что центр разрешил, одобрил и поддержал эту акцию. Картины — это мой способ разговаривать с миром. И я очень хотел передать этот месседж про определенное количество свободы — три грамма кислорода, которые позволяют нам дышать и чувствовать, что мы живем в демократическом государстве, что мы все похожи между собой.

Кто был вашей моделью?

Это очень известный персонаж в Париже, дрэг-квин Mister X. Каждый вечер он танцует на одной из лучших сцен Парижа. Для этой акции я попросил, чтобы он не был одет, как он обычно одет в свои необыкновенные платья. он согласился позировать обнаженным. Для меня это был момент откровения. Он открыл эту дверь, он сказал: «посмотри, я такой же, как ты. Ты рисуешь картины, я позирую, я танцую, эта публика, которая пришла на нас смотреть — мы все одинаковые». Мне кажется, это самое большое чудо этого вечера, что это произошло.

Людям, которые просят убежище по линии ЛГБТ, очень сложно его получить. Знаете ли вы тех, кто приходит в этот центр?

Да, я помогал с переводом некоторым иммигрантам из России. Этот центр достаточно известен: вдруг оказалось, что не нужно давать рекламу в газете, люди находят его сами. Центр оказывает самую главную помощь, последовательно объясняя, что нужно сделать и помогая с переводом на французский язык. Такую же помощь я сам получил сорок лет назад. Получил не от этого центра, а от каких-то людей, которые объяснили мне этот процесс. Я очень рад, что и я в какой-то степени могу помочь этим людям. Сейчас это гораздо сложнее, чем это было сорок лет назад, когда я проходил это.

К моему большому удивлению, я увидел, что есть большое количество иммигрантов, которые обращаются за помощью в этот центр. Люди из стран бывшего Советского Союза или из России. Каждый является носителем своей личной истории. Нужно понять эту историю, выслушать ее и представить себе, как она будет адекватно звучать на французском или английском языке. Рассказывать свою личную историю очень тяжело. Кто из нас может попробовать рассказать, сколько раз мы были влюблены и сколько раз целовались. Но вдруг оказывается, что есть какие-то общечеловеческие нормы, которые помогают преодолеть языковые барьеры и представить себе, что свою историю ты можешь объяснить достаточно деликатным, но при этом весомым способом.

Какую роль Париж сыграл для вашей личной истории?

Париж — необыкновенный город, если ты открыт, он открывает свои двери. Приехав в Париж, очень тяжело. На тебя обрушивается огромное количество информации. Ты должен выбрать из этой информации то, что принадлежит тебе. Но чудо Парижа в том, что твоя жизненная история вдруг связывается с этим городом, с ощущением свободы, с необыкновенным светом Парижа.

Однако быть иммигрантом — тяжелый процесс. Я всегда помнил и очень любил фразу Набокова, который сказал: «Россия, которая мне нужна, всегда со мной». Это фраза, которая помогла мне жить. Россия, наш русский язык, остаются внутри нас, но помимо этого вдруг появляется возможность научиться каким-то демократическим понятиям, которые я, уехавший из России сорок лет назад, был лишен.

Источник

Поделись публикацией

Комментарии закрыты.