Епископ Марчелло Семераро: вместо того, чтобы поддерживать людей в ситуациях, которые сложны сами по себе, мы делаем эту сложность практически неразрешимой

Его преосвященство епископ Марчелло Семераро — один из тринадцати будущих  новых кардиналов, имена которых недавно объявил Папа Франциск, и один из трех в этом списке, кого считают возможными союзниками ЛГБТ-людей в церковной среде. В 2018 году Марчелло Семераро, в то время епископ Альбано, прислал свои приветствия участникам Форума ЛГБТ-христиан, проходившего в Альбано (Форум проводила местная организация ЛГБТ-христиан, регулярно проводящая встречи в Альбано — и об этом епископ говорит, упоминая, что ему была «доверена забота» о епархии, имеющей непосредственное отношение к затронутым вопросам). Кроме того, епископ Семераро написал предисловие к недавно вышедшей книге Аристиде Фумагалли «Возможная любовь. Гомосексуальные люди и христианская мораль». Avvenire.it.  поговорили с Марчелло Семераро, обсудив вопросы гомосекуальности в контексте Церкви.

— Монсиньор Семераро, первое, что вызывает любопытство в связи с вашим предисловием — это даже не его содержание, хотя оно, безусловно, очень важно, а причины, которые побудили епископа, занимающего важные посты в том числе и за пределами своей епархии, сопроводить предисловием текст, согласно которому гомосексуальная любовь допустима с христианской точки зрения. Почему вы согласились?

— Мне была доверена забота о епархии, в которой проблемы, рассмотренные в этой книге, возникают на разных уровнях: в целом они свойственны, разумеется, любому христианскому сообществу, но важен и тот факт, что на территории нашей епархии, внутри религиозной структуры, регулярно проходят встречи, посвящённые размышлениям о том, как Церкви принять гомосексуальных людей и, следовательно, сопровождать, узнавать и находить место для их духовного опыта (Итальянский форум ЛГБТ-христиан). Я намеренно прибегаю к тем же глаголам, что использует папа Франциск в апостольском обращении Amoris laetitia по той простой причине, что, как мне кажется, они должны относиться не только к какой-то одной области пастырской работы, но могут скорее обрисовать проект действительно всестороннего пастырского служения. Это так, если верно, что «необходимо всех собрать, помочь каждому найти свой способ участвовать в церковной общине, чтобы каждый ощутил себя объектом «незаслуженного, безусловного и безвозмездного» милосердия» (Amoris laetitia, 297, перевод издательства францисканцев).

— Значит, следуя милосердию, было бы возможным продолжить размышления о любви между двумя гомосексуальными людьми?

— Я не готов касаться вопросов нравственного богословия, которые, несомненно, будут углублённо обсуждаться экспертами в этой области со всей методологической тщательностью. Но очень важно, насколько тщательно автор книги ищет ответ на вопрос, в какой мере две основополагающие идеи учения Церкви о браке и сексуальности — необходимость продолжения рода и важность взаимодействия между мужским и женским началом — применимы к условиям гомосексуальности. Очень ценно то, с какой смелостью этот очерк рассматривает серьёзную тему безотлагательной для пастырского служения важности. Рассматривает, внимательно прислушиваясь к опыту гомосексуальных людей, c научной точностью воспроизводя и перечитывая материал, наработанный церковной традицией. Нет недостатка и в осмыслении новейших данных о гомосексуальности.

— Какими могут быть последствия этих морально-богословских размышлений для пастырской работы?

— Мне, именно из-за вопросов и страданий, о которых я упоминал, дорог облик пастыря, который возникнет, если руководствоваться тем, что мы читаем в Катехизисе Католической Церкви о взаимодействии с людьми, склонными к гомосексуальности: «К ним нужно относиться с уважением, состраданием и тактичностью. Надо избегать по отношению к ним всякого проявления несправедливой дискриминации». (-2358-) И вот, книга напоминает нам, что тема гомосексуальности сегодня, безусловно, должна рассматриваться, в том числе и в Церкви, как факт человеческой жизни, от которого нельзя абстрагироваться. Действия Церкви, действия священников связаны с этим всё больше, и это то, что я замечаю в диалоге с моими собратьями во священстве и с работниками церковных структур, особенно с теми, чья деятельность связана, в первую очередь, с катехизацией, с пастырской работой в школах и в образовательных учреждениях, с духовным окормлением семей и молодёжи. В этой перспективе написать текст из области нравственного богословия на тему гомосексуальности — жест, который в контексте общей панорамы нашей Церкви представляется необходимым, поскольку он помогает поразмышлять о той реальности, которая ставит перед нами отчасти новые и, безусловно, сложные вопросы, и именно поэтому они достойны внимания. Речь идёт о рассуждениях, полезных для того, чтобы работать с темами, которые часто выражаются в упрощённых и урезанных формах, временами даже идеологизированных. Это создаёт, как в отдельных людях, так и в общинах, ситуации внутреннего конфликта и глубокого страдания.

— Вам доводилось лично встречать гомосексуальных людей, которые говорили об этом страдании?

— Я не могу забыть встречу с родителями одного молодого человека, который в определённый момент жизни рассказал им о своей гомосексуальности. Как священник и епископ я могу только догадываться о том, что в этом случае чувствует отец или мать. Однако в первую очередь они хотели не столько сообщить мне этот факт как таковой, сколько поделиться со мной мучившим их вопросом: правда ли, что их сын, будучи гомосексуалом, должен считаться отлучённым от церкви? Этот вопрос немало меня удивил. Как только я заверил их, что для отлучения нужно нечто совершенно иное, они заплакали от облегчения. У них как будто камень с души упал. Правда, видя их слёзы, тяжесть на сердце почувствовал уже я: как же может быть, что, вместо того, чтобы поддерживать людей в ситуациях, которые крайне сложны сами по себе, мы делаем эту сложность практически неразрешимой?

— Какой ответ можно дать на этот вопрос?

— Думаю, что сталкиваясь с такими вопросами — и со слезами — священник не может и не должен уклоняться от того, чтобы выслушать человека, руководствуясь всё тем же тройным принципом «сопровождать, узнавать и находить место в Церкви».

Есть вопросы, которые мы не можем обойти: где Бог в жизни этого человека? Каков Божий замысел его или её спасения? Как можем мы, как Церковь, быть средством и местом для встречи этого конкретного человека с милосердием Бога?

Текст: Лучано Мойа, Avvenire.it

Перевод: Мария Гойхман, специально для Nuntiare

Источник

Поделись публикацией

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

19 − один =