От ненависти к уважению

Как противодействовать преступлениям на почве нетерпимости.

Членство Украины в Совете Европы требует эффективного противодействия всем видам дискриминации, включая дискриминацию по признакам сексуальной ориентации и гендерной идентичности (СОГИ).

Кроме того, гармонизация антидискриминационного законодательства с правовыми актами Европейского Союза является частью обязательств Украины в рамках Соглашения об ассоциации с ЕС и прямо связана с либерализацией визового режима.

Но вне дипломатических встреч украинские депутаты не стыдятся активно транслировать дискриминационные месседжи. Уже второй год они не могут ратифицировать Стамбульскую конвенцию о предотвращении насилия в отношении женщин и домашнего насилия, поднимая шумиху из-за наличия в ней слов “гендер” и “сексуальная ориентация”. Комитеты ВР несколько раз пытались изъять норму о запрете дискриминации по признакам СОГИ из Трудового кодекса.

“Большинство депутатов не хотят поддерживать такие законы, потому что это якобы снижает их электоральные шансы и популярность среди людей”, — говорит народный депутат Светлана Залищук, одна из немногих в парламенте, кто отстаивает права ЛГБТ-сообщества.

А эксперт правозащитного ЛГБТ-центра “Наш мир” Андрей Кравчук убежден: “Политики напрасно опасаются за рейтинги. Попытки использовать общественную гомофобию для наращивания своего рейтинга, как показывает практика, в Украине всегда были безуспешными”. А не принимая соответствующих изменений в законодательство, не наказывая обидчиков и позволяя местным радам делать публичные заявления на манер “гей не может быть патриотом”, государство фактически провоцирует рост количества преступлений ненависти против ЛГБТ.

Кто и как нарушает права ЛГБТ-сообщества в Украине

Правозащитный ЛГБТ-центр “Наш мир”, который проводит постоянный мониторинг правонарушений на почве гомофобии и трансфобии, в 2017 г. зафиксировал 226 таких случаев. В 92 это было физическое насилие разной степени тяжести, в 15 — грабеж и в семи — разбой.

Эти нарушения правоохранительные органы должны были расследовать как преступления на почве ненависти по ст. 161 УК Украины, но в большинстве случаев их классифицировали по другим статьям.

Правозащитники отмечают, что случаев может быть значительно больше, потому что основная информация поступала из таких городов, как Киев, Днепр, Харьков, Одесса и Запорожье, где есть развитое ЛГБТ-сообщество.

Преступления и действия на почве гомофобии и трансфобии можно поделить на несколько основных типов. Первый — это нападения праворадикальных или других гомофобных группировок на мирные ЛГБТ-акции, комьюнити-центры или публичные мероприятия (лекции, дискуссии, кинопоказы), а также на открытых ЛГБТ-активистов с целью запугать, заставить прекратить активную деятельность. Информация о таких нарушениях часто попадает на страницы СМИ в отличие от т.н. тихих случаев. Тихие — это преступления против лиц, скрывающих свою ориентацию от широкой массы, которые не будут жаловаться в правоохранительные органы.

Злоумышленники выманивают жертву через интернет-сети и сервисы знакомств якобы на свидание. Но на месте встречи обычно ждут несколько юнцов, которые побоями и угрозами сначала заставляют на камеру сознаться в гомосексуальной ориентации, а потом требуют деньги за неразглашение информации. Кроме физических повреждений и материальных потерь, пострадавшие получают и тяжелые психологические травмы, есть даже случаи попытки суицида.

Не менее травматичным может быть еще один тип нарушений — бытовая или семейная гомофобия. Наиболее уязвимы в таких случаях несовершеннолетние представители ЛГБТ, которые полностью зависят от родителей. Часто вследствие семейной гомофобии они оказываются на улице или, наоборот, их запирают дома, ограничивая в действиях и правах.

Но самыми печальными в этом перечне являются факты нарушения прав ЛГБТ со стороны правоохранителей. Ведь само их пренебрежительное и дискриминационное отношение, бездеятельность, попытки оправдать действия нападающих, не проводить релевантное расследование этих преступлений усиливают разочарование у пострадавших и ощущение безнаказанности у нападающих.

Мониторы зафиксировали 26 случаев, когда права ЛГБТ нарушали представители правоохранительных органов, к которым пострадавшие обратились за помощью. Показательна относительно этого ситуация с нападением на двух ребят-гомосексуалов в столичном Гидропарке. В конце мая 2017-го их жестоко побили и ограбили трое мужчин. Пострадавшим удалось вызвать патрульную полицию, которая на этот раз приехала быстро и успела задержать нападающих. Одного из пострадавших госпитализировали с множественными побоями и подозрением на перелом ребер. В тот же вечер в больницу пришли двое оперативников Днепровского райуправления полиции взять у него показания. Вели себя грубо, применяли гомофобную лексику в присутствии медперсонала и других пациентов. Следователи не внесли сведения о преступлении в Единый реестр досудебных расследований по ст. 161 УК. Это было сделано лишь после обжалования их бездеятельности в суде.

Впрочем, дальше дело не пошло. Следователи отказывались его расследовать по этой статье, и уже год его слушают в Днепровском суде по статье “разбой”.

“Для нашей общественной организации, которая защищает права ЛГБТ, да и для самих потерпевших важно не то, сколько получат нарушители, а насколько правильно квалифицирует их действия государство. Хотя сама статья 161, на наш взгляд, весьма неудачна”, — отмечает эксперт “Нашего мира” Александр Зинченков.

Заметим, что в этом случае принимали участие и правозащитная организация, и адвокат, и уполномоченный ВР по правам человека. И все равно несовершенство правоохранительной системы возобладало.

Изменения в законодательство, которые должны были быть еще вчера

Представители правозащитных организаций подчеркивают необходимость внести в Уголовный кодекс изменения, которые позволят усилить ответственность за преступления нетерпимости. В конце концов, это является мероприятием Плана действий по реализации Национальной стратегии в сфере прав человека до 2020 г. Разработать закон о внесении таких изменений и подать его на рассмотрение правительству МВД должно было еще до середины 2016 г. План действий предусматривает, что в перечень обстоятельств, отягощающих преступление (ст. 67 Кодекса), должны быть добавлены такие признаки, как раса, цвет кожи, религиозные убеждения, сексуальная ориентация, транссексуальность, инвалидность, язык. Кроме того, в особой части Кодекса в ряде статей предлагается усилить наказание за преступления на почве нетерпимости именно к ЛГБТ.

Но, по словам представителя омбудсмена по вопросам соблюдения прав ребенка, недискриминации и гендерного равенства АксаныФилипишиной, Минюст и МВД до сих пор не могут договориться, какие именно изменения нужно внести в УК. “Два года продолжается реализация Плана действий по выполнению Нацстратегии, но дело не сдвинулось с места. Это также касается и регистрированного партнерства, и многих других вопросов”, — заметила она.

Вместе с тем начальник отдела методической работы и правового обеспечения главного следственного управления Нацполиции Владислав Бурлака говорит, что проект закона уже разработан и находится на юридической экспертизе в правовом департаменте Нацполиции. После экспертизы проект направят в МВД, а потом должно состояться его общественное обсуждение.

Эффективная коммуникация с полицией

Еще одной системной проблемой является нарушение права ЛГБТ-сообщества на мирные собрания. По словам Аксаны Филипишиной, положительные сдвиги пока что происходят лишь на уровне Киева и еще одного-двух крупных городов. В частности, речь идет об успешно проведенном Марше равенства летом 2017-го.

Мероприятие Плана действий, направленное на обеспечение охраны мирных собраний с учетом специфики акций ЛГБТ, также до сих пор не выполнено. Поэтому этот вопрос в каждом частном случае регулируют практически вручную. И то не с первого раза.

Так, из-за отсутствия должной охраны в Запорожье побили участников радужного флешмоба ко Дню борьбы с гомофобией, который проходил в мае прошлого года. Инцидент произошел после 15-минутной акции и был записан на камеру видеонаблюдения. Но правоохранители отказывались признавать, что это правонарушение связано с флешмобом, и долго не вносили его в Единый реестр досудебных расследований (ЕРДР).

Впрочем, через несколько месяцев ситуация изменилась. На акциях ко Дню прав человека и “За юмор без дискриминации” охраны было намного больше, и все прошло без нападений и инцидентов.

“Бесспорно, этому способствовал круглый стол для работников полиции, организованный правозащитниками. После него у нас была возможность познакомиться с человеком, который в нашем районе отвечает за обеспечение охраны мирных собраний. С ним теперь мы контактируем каждый раз, когда что-то планируется. Во время последней акции он даже позвонил мне по телефону раньше, чем я отнес сообщение в мэрию, и спрашивал, нужна ли охрана”, — рассказывает инициатор акций благотворительного фонда “Гендер Зед” ДмитрийКалинин.

Положительный эффект от взаимодействия правоохранителей с активистами отмечают и инспекторы созданного год назад управления Нацполиции по обеспечению прав человека (т.н. полицейские-омбудсмены).

Полицейский-омбудсмен в Черновицкой области ОксанаХаневич рассказала, как по заявлению активистов назначили служебное расследование в отношении патрульных, которые не помешали сорвать демонстрацию документального фильма “Это — гей-пропаганда”. Также служебное расследование провели относительно ненадлежащего реагирования на заявление пострадавшего. Служащий, принимавший заявление, получил выговор.

По словам Ханевич, анализ этой ситуации показал, что полиции не хватает осведомленности. Поэтому вскоре с помощью общественной организации “Инсайт” провели двухдневный тренинг для работников территориальных участков полиции и следователей. “Руководство патрульной полиции старается обеспечить порядок во время проведения мероприятий, инициированных ЛГБТ. Но полиция также хотела бы иметь грамотную норму в законе, поскольку без нее мы не можем эффективно защищать права человека”, — говорит Оксана Ханевич.

Впрочем, по мнению активистов, сопровождение акций большим количеством полицейских имеет оборотную сторону медали: проход на мирную акцию по коридору из вооруженных правоохранителей может вызвать ассоциацию с гетто. Для кардинального изменения ситуации нужно общее снижение стигматизации ЛГБТ. А также превентивные меры, направленные на эффективное наказание нападающих и публичное осуждение их действий со стороны представителей власти.

Сейчас же адвокаты продолжают сталкиваться с нежеланием следователей регистрировать преступления на почве нетерпимости, расследовать такие дела из-за предубежденного отношения, а также с неоправданным затягиванием в расследовании.

“Правоохранителям намного легче расследовать правонарушение по статье “хулиганство”, потому что здесь и состав простой, и суд понимает, как судить, и доказательства, и мотив отработаны”, — говорит адвокат Украинского Хельсинского союза по правам человека ДмитрийМазурок.

Что мешает следователям квалифицировать мотив ненависти

Впрочем, национальный координатор по вопросам предотвращения и противодействия преступлениям на почве ненависти АлексейКрюковутверждает, что за последних несколько лет отношение следователей к квалификации преступлений по ст. 161 изменилось. Так, в 2012-м было всего три производства по фактам преступлений на почве нетерпимости на всю страну, в 2014-м — 33, а в 2017-м — уже 180. Причем 90 из них квалифицированы по ст. 161. “Но в меньшей степени это касается преступлений против ЛГБТ-сообщества. В прошлом году мы зафиксировали 28 таких уголовных производств, из них по ст. 161 квалифицированы лишь два. И то по решению следственных судей”, — подчеркивает Крюков.

“Мы разработали тематический план повышения квалификации для следователей, где отдельной темой включены именно особенности расследования преступлений на почве ненависти. На сегодняшний день практически 100% следователей прошли повышение квалификации, т.е. представление о преступлениях этой категории есть у каждого следователя”, — говорит представитель Нацполиции.

Крюков отмечает, что плохая статистика расследования преступлений против ЛГБТ, кроме прочего, является следствием общей загруженности следователей: “Ненормально, что у одного следователя находится в производстве по 300–400 преступлений. Закон об уголовных проступках позволил бы разгрузить следственный аппарат, чтобы следователи могли уделять достаточное внимание резонансным преступлениям на почве ненависти”.

Почему преступления нетерпимости нельзя игнорировать

Согласно позиции ОБСЕ, преступление на почве ненависти представляет большую общественную опасность, чем другие, поскольку посягает не только на жизнь и здоровье человека, но и на принцип равенства, который, в частности, закреплен в ст. 24 Конституции Украины.

Главная ответственность за противодействие актам нетерпимости возлагается на государство-участника. Об этом говорит заместитель руководителя департамента по толерантности и недискриминации Бюро по вопросам демократических институтов и прав человека ОБСЕ Кристи Эдвардс.

По ее словам, государство должно заботиться о том, чтобы те, кто совершает преступления ненависти, были осуждены публично, а не только в судах. Такие преступления ни в коем случае не должны толковаться как хулиганские действия. “Необходимо, чтобы правонарушители четко понимали, что в обществе нет места преступлениям ненависти, гомофобным восприятиям и соображениям”, — добавляет Кристи Эдвардс.

 Вместе с тем комиссар Совета Европы по правам человека Нилс Муйжниекс считает, что одних лишь законов и эффективной системы уголовного правосудия недостаточно, чтобы добиться изменений в отношении общества к ЛГБТ. Нужно дополнить их просветительскими кампаниями и школьным образованием.

Пример положительного политического лидерства, направленного на уменьшение преступлений ненависти, демонстрирует правительство Канады, которое на сегодняшний день является крупнейшим спонсором реформы правоохранительных органов в Украине. В 1969-м в стране отменили уголовную ответственность за однополые отношения, в 1986-м термин “сексуальная ориентация” включили в канадский закон о правах человека, а с июля 2005-го в стране разрешены однополые браки.

К слову, в ноябре 2017-го премьер-министр Канады Джастин Трюдо официально извинился перед представителями ЛГБТ-сообществ за дискриминацию со стороны федеральной власти в 1950–1990 гг. (людей с “нетрадиционной” сексуальной ориентацией вытесняли из госслужбы, из полиции и армии), пообещав, что правительство Канады выплатит более 100 млн канадских долларов (67 млн евро) в виде компенсации тем, кто потерял работу из-за такой дискриминации.

Источник

Поделись публикацией
Share on Facebook
Facebook
Share on Google+
Google+
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on LinkedIn
Linkedin
Share on VK
VK
Share on Tumblr
Tumblr
Pin on Pinterest
Pinterest

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

один + одиннадцать =