«Не лениться и собирать доказательства”. Почему в Украине не расследуют преступления на почве ненависти

УХСПЧ продолжает сотрудничество с известной колумнисткой портала nv.ua Александрой Горчинськой по защите прав человека уязвимых групп населения Украины. Вашему вниманию целевое журналистское расследование Александры на тему расследования преступлений на почве ненависти в отношении представителей сообщества ЛГБТКИ+.

Публичная поддержка движения ЛГБТ в Украине сегодня и до сих пор является серьезным триггером для представителей антигендерних движений, сторонников так называемых традиционных семейных ценностей и просто людей с гомофобными взглядами.

Так, например, 24 ноября 2020 студент Национального университета “Киево-Могилянская Академия” Кирилл Самоздра, который является переселенцем из Луганска, вывесил на балконе своей комнаты в общежитии флаг ЛГБТ, из-за чего получил замечания от представителей жилищного отдела. На его имейл поступило сообщение с призывом срочно убрать флаг – в противном же случае, в комнате обещали выломать дверь и вызвать полицию. Обвинения в том, что Самоздра повесил “некорректный” флаг, поступали и от вахтерши общежития.

Впоследствии и.о. президента Киево-Могилянской Академии Татьяна Ярошенко публично извинилась перед студентом за поведение сотрудников жилищного отдела на официальной фейсбук-странице заведения. Но было поздно, ведь личные данные Кирилла Самоздры уже попали в публичный доступ, из-за чего ему начали угрожать правые.

Мои личные данные начали сливать в тг-каналы праворадикалов. Слили все: мой телеграмм, мой номер мобильного, инстаграм, фейсбук, почту, а также домашний адрес. Делали оскорбительные мемы со мной. Одно фото просто вырвали из контекста. После этих записей мне писали во все соц. сети. Звонили на телефон и в телеграмм. Понятно, что у тех звонков было за содержание: мне угрожали расправой, битьем окон в моей комнате, преследованием и даже подрывом НаУКМА (не шучу сейчас). И все потому, что у кого-то столь скучная жизнь, что им нечем больше заняться“, – написал Самоздра в своем фейсбуке.

Он также отметил, что не планирует замалчивать о ситуации и обращается за помощью в правозащитные организации.

Месяцем ранее, 24 октября объектом повышенного внимания стал представитель Сети параюристив Владимир Прокофьев из Мариуполя. Он стоял на остановке общественного транспорта, а его лицо было закрыто защитной маской в ​​радужных флагах. Двое неизвестных молодчиков зашли за ним в троллейбус, начали снимать его на смартфоны и приказывали снять маску. Они спрашивали Прокофьева, почему он поддерживает ЛГБТ. Когда Прокофьев вызвал полицию, неизвестные мужчины скрылись.

Однако затем, когда параюрист, уже сообщив о попытке нападения, вышел на своей остановке, полиции там не было – то есть его вызов фактически проигнорировали. Об этом он рассказал в сюжете для «Магнолии-ТВ” от 4 ноября 2020 года.

Главной составляющей и в первом, и во втором случае является нетерпимость по отношению к ЛГБТ – именно ненависть к этому сообществу стала поводом для угроз, травли и замечаний в адрес Кирилла Самоздры и Владимира Прокофьева.

Еще один громкий случай – нападение на активистов Марша равенства в Одессе, который произошел еще 30 августа. Тогда мероприятие “Одесса-прайд” сорвали представители праворадикальной организации “Традиция и порядок”. На видеозаписях схватки видно, что на участников мирного шествия нападают лица в футболках именно с такой надписью. Некоторым участникам марша нанесли телесные повреждения разной степени тяжести: ожоги, гематомы и сотрясение мозга. Кроме того, в адрес участников мероприятия звучали оскорбительные выкрики.

Через полтора месяца после этого нападения, 13 октября 2020 году, юрист Украинского Хельсинского союза по правам человека Юлия Лесовая подала в полицию заявление о совершении преступления во время Марша равенства в Одессе. Лишь 17 ноября следственный судья вынес решение об обязательствах полиции начать расследование этого инцидента. Сведений относительно того, начали ли правоохранители работать над делом, пока еще нет, говорит Лесовая. Это вторая жалоба, которую она подавала по этому кейсу.

Юлия Лесовая (УГСПЛ)

По ее данным, коммуникация между полицейскими и организаторами марша была заранее настроена. Кроме того, еще с 2017 года организаторы ЛГБТ-мероприятий отмечали профессионализм полиции и профессиональный рост в том, что касается обеспечения безопасности мирных собраний. Поэтому после нескольких лет успешных мероприятий участники одесского Марша равенства в августе 2020-го были очень удивлены неготовностью, неорганизованностью и непрофессионализмом полицейских.

Полиция в Украине всегда неохотно расследует преступления на почве ненависти, говорит юрист. По ее мнению, для этого есть две причины. Первая – это страх, будто статистика о том, что в Украине происходят преступления на почве ненависти, создаст негативный имидж для Украины.

Вторая причина – это неумение украинской полиции расследовать такие преступления, поскольку процедура доказывания по этим делам сложная. Поэтому вполне возможно, что полиция просто не хочет создавать для себя такие кейсы, которые сама же не в состоянии расследовать потом. Поэтому формально следователи могут отвечать, будто состава преступления нет.

“В Украине потерпевшим от преступлений вообще сложно защитить себя. И это касается не только представителей ЛГБТ сообщества. Большое количество заявлений о преступлениях от потерпевших рассматривается участковыми за пределами уголовных производств. А потом пострадавшие получают ответ, что в их заявлениях не усматривается признаков преступления”, – говорит Юлия Лесовая.

В таких случаях, отмечает она, необходимо использовать механизм обжалования бездействия следственному судье. Что она, по сути, и сделала в случае с одесским инцидентом.

Что же делать тем, кто хочет добиться справедливости? Представителям ЛГБТ, а также их союзникам, которые страдают от агрессии и преследований на почве ненависти, но при этом боятся обращаться в полицию, Лесовая советует по крайней мере заручиться поддержкой адвокатов. В Украине сегодня есть возможность получить такую ​​помощь бесплатно, через правозащитные организации, специализирующиеся на такой тематике.

“Когда у пострадавшего есть его представитель, то именно представитель берет на себя большинство нагрузки – в том числе, и психологического – которым сопровождается процесс расследования”, – объясняет експертка.

Этот процесс имеет определенные подводные камни. Ведь если пострадавшие лица хотят довести дело до суда именно как нападение на почве ненависти, то есть квалифицированную по ст 161 Уголовного кодекса Украины, им придется сделать каминг-аут перед следователем. Ведь именно сексуальная ориентация или гендерная самоидентификация в этом случае является основой для квалификации преступления как такового, которое было совершено именно на почве ненависти. А потом – открыться также и перед прокурором и судьей, когда дело дойдет до суда. Поэтому это требует профессионализма и тактичности от представителей этих сфер, разъясняет Юлия Лесовая:

“Здесь следует помнить, что существует тайна следствия. Также есть защита персональных данных. И все, что происходит во время расследования, известно только следователю, адвокатам, подозреваемому и потерпевшему. Посторонние же лица не имеют доступа к этим материалам».

Что же касается работы украинской полиции, то единственной рабочей моделью для них в этом случае адвокат называет преодоление страха. Полицейские не должны бояться расследовать такие кейсы и не должны лениться собирать доказательства – в таком случае дело вполне можно довести до конца.

Текст: Александра Горчинская

Источник

Поделись публикацией

Комментарии закрыты.