«Что скажут люди»: Психологиня Марина Диденко про аутинг и каминг-аут ЛГБТ-подростков, сексуальное поведение и «лечение» гомосексуальности

Современные школьники все чаще и откровеннее признаются в том, что принадлежат к ЛГБТ-сообществу. Не в каждой украинской школе есть дети, которые не скрывают своей сексуальной ориентации или гендерной идентичности, которая отличается от цисгендерной и гетеросексуального большинства. И если продвинутые сверстники обычно относятся к этому вполне толерантно, то родителям трудно адекватно воспринять такую ​​новость.

О том, почему подростков травят за гендерную идентичность и сексуальное поведение и к каким последствиям приводит «перевоспитание», рассказала Марина Диденко, психологиня в ОО «Точка опоры», авторка тренингов, научно-популярных статей и онлайн-курсов по работе с ЛГБТ-подростками и их родителями.

Психологиня Марина Диденко

Понимание детьми своей гендерной идентичности и формирования сексуальной ориентации

Понимание гендерной идентичности начинает появляться примерно в возрасте от 3 до 7 лет, когда происходит осознание собственного «Я». Оно проявляется в контексте взаимодействия с социумом, когда дети начинают себя соотносить с определенными нормами поведения, думать о том, что им нравится, а что нет. Они редко могут точно понять, что с ними в этот момент происходит, потому что не апеллируют терминами, как взрослые, а просто познают себя.

Точно зафиксировать время, когда формируется сексуальная ориентация, невозможно. Это очень индивидуальный процесс. Согласно европейским исследованиям, понимание этого приходится на возраст полового созревания. Как ребенок начинает осознавать свою сексуальную ориентацию? У него появляется тяга к какому-то человеку. До этого дети дружили, играли, у них была основная деятельность игровая, а тут появляется эмоциональное влечение, которое постепенно может переходить в сексуальное. Речь идет не о сексе, а просто о влечении. Сексуальность – это очень широкое понятие. Это о проявлениях, фантазиях, экспериментах. А секс – это одна из форм сексуальности. В зависимости от того, к кому ребенок испытывает влечение, он начинает задумываться: «А кто же я? Я чувствую влечение к людям своего пола, противоположного или и того, и другого? ». Поэтому чаще всего ребенок о своей сексуальной ориентации задумывается в подростковом возрасте – в среднем в 14-16 лет, однако может быть и раньше, потому что все зависит от периода полового созревания.

В одной из теорий формирования сексуальной ориентации говорится, что все мы рождаемся бисексуальными, а затем во время воспитания «учимся» быть гетеросексуальными, цисгендерными людьми. Первым такое мнение выдвинул Зигмунд Фрейд, но оно не является подтвержденным. В противоположность ему Кинси считал, что cексуальность человека – это спектр от абсолютной асексуальности к гомосексуальности, и каждый человек в процессе жизни может перемещаться в этом диапазоне. Но это только теория.

Работая почти 10 лет с ЛГБТ+ и предоставляя около 200 консультаций в год, я слышала много историй и видела много семей. Каждая индивидуальная, нет никакой закономерности. Мне импонирует многофакторная теория, которая отмечает, что сексульная ориентация является результатом наложения многих факторов, и определить один главный невозможно. Это врожденная характеристика, которая проявляется в тех или иных условиях. Но повлиять на сексуальную ориентацию человека точно нельзя.

Сексуальное поведение и эксперименты

Когда дети достигают подросткового возраста – они начинают экспериментировать с различными вещами, в частности, исследованием себя и своих границ. Это не всегда говорит о сексуальной ориентации (кого я люблю), чаще – о поведении (с кем я удовлетворяю свои сексуальные потребности). Например, девушка может заниматься сексом с девушками, и при этом не быть лесбиянкой. Когда мы говорим о подростках – ситуация несколько сложнее, ведь они не всегда занимаются сексом (и это нормально!), Но могут экспериментировать в других моментах – ходить за ручку, целоваться, проводить время вместе.

Перенять сексуальное поведение, как и сексуальную ориентацию, невозможно. Нельзя заставить человека делать то, что ему не нравится. Если какое-то действие будет вызывать у человека отвращение – он ​​не будет этого делать. Простой пример: представим себе, что кто-то будет заставлять девушку встречаться или целоваться с парнем, который ей не нравится. Будет ли она это делать? Видимо, она скажет: «Нет, спасибо, я не хочу этого делать». Соответственно, и заставить гетеросексуального человека вступить в однополые отношения тоже невозможно (если это не насилие). Поэтому если молодой человек начал интересоваться, искать информацию о бисексуальности или гомосексуальности и наконец попробовала себя в таких отношениях, то у него было такое желание. Это этап поиска, который может закончиться осознанием различной сексуальной ориентации.

Экспериментирует большинство подростков, мы просто не всегда об этом знаем. Так было всегда, во все времена, просто у каждого человека это проявлялось по-разному. Сейчас, когда сексуальная революция произошла и табу на сексуальные проявления и ощущения спало, люди стали более открытыми.

Буллинг ЛГБТ-подростков в школе

ЛГБТ-подросток – это подросток, который идентифицирует себя как часть сообщества ЛГБТ, определяет свою сексуальную ориентацию как бисесуальную или гомосексуальную или гендерную идентичность – как транс-человек или квир-личность.

По статистике исследования «Точки опоры» за 2017 год, ЛГБТ-подростки сталкиваются с травлей в 2-2,5 раза чаще, чем другие дети. Любая инаковость в социуме воспринимается как неприятие и угроза. Буллинг в сознании выглядит так: то, что я не принимаю и не воспринимаю, то, что для меня непривычно, и поэтому я буду нападать. Условно говоря, есть определенные группы риска: все те, кто от нас отличается, – будут страдать от травли. В социуме всегда гетеросексуальное большинство и гетеронормативность (мировоззрение, в котором гетеросексуальность понимается как социальная норма поведения), поэтому все, что выходит за этот предел, воспринимается со страхом.

Опасность для ЛГБТ-подростков в том, что эта инаковость негативно воспринимается со стороны взрослых и учителей. Иногда дети могут не разделять людей на тех, кто относится к ЛГБТ-сообществу, а кто нет, у них нет таких четких норм, как есть у взрослых – «если ты гей или лесбиянка, то это плохо». Учителя могут позволить себе анекдоты, фразы вроде «что ты оделся, как гей», и дети это подхватывают. Иногда бывает, что когда дети позволяют себе такие издевательства и травлю, учителя это поощряют и не останавливают их. В такие моменты агрессор/ка чувствует себя безнаказанным/ой и становится еще более агрессивным/ой. Согласно результатам Национального исследования школьной среды в Украине в отношении ЛГБТ-подростков (2017), больше половины учителей – гомофобные.

Аутинг и каминг-аут

Аутинг, в случае с ЛГБТ-подростками, это открытие личной информации о гендерной идентичности или сексуальной ориентации без разрешения. Это опасно не только в учебной среде, но и в дальнейшей взрослой жизни. Если говорить о школе, курсах или кружках, не всегда образовательный персонал понимает, какие последствия для ребенка может иметь распространение такой информации. Подросток может находиться еще в процессе поиска себя, а о нем уже всем рассказали, и начинается общественное давление, с которым ребенок может не справиться. По разным данным, ЛГБТ-подростки в 2-4 раза чаще совершают попытки самоубийства.

Перед тем как сделать каминг-аут (процесс добровольного и осознанного открытия своей сексуальной ориентации), любому человеку надо оценить плюсы и минусы. Последствия могут быть положительными – подростку больше не нужно будет скрывать свою сексуальную ориентацию и врать всем в этом отношении, следовательно, и жить станет легче. Но есть и отрицательные – некоторые люди не поймут и перестанут общаться с этим человеком, будут также и те, кто будет говорить оскорбительные слова. Надо взвесить все эти «за» и «против» и понять, готовы ли вы к этому.

Согласно немецким исследованиям, наибольший страх среди ЛГБТ-подростков состоит в том, что родители, друзья и сверстники прекратят с ними общаться и признают их «сумасшедшими» или «больными».

Также 74% молодых людей боятся, что друзья перестанут с ними общаться; 69% боятся быть отлученными членами семьи; 66% боятся травли в школе, а проблем в обучении боится 61% подростков.

Если мы говорим о каминг-ауте в семье, то родители могут отреагировать по-разному: например, может начаться финансовое, физическое и психологическое насилие. Лучше всего своих родителей знает ребенок, а мы не можем спрогнозировать реакции взрослых. Подростки не всегда думают о безопасности, иногда они действуют импульсивно, на эмоциях.

На психологических консультациях они сами себе отвечают на такие вопросы: «А как отреагируют родители, учителя и одноклассники? А что я буду делать, если реакция будет не такой, как я рассчитываю? Кто может предоставить мне поддержку? Что будет, если я расскажу своей подруге, а она расскажет потом всем в классе? Достаточно ли я уверен в этом человеке, чтобы делать перед ним каминг-аут?» Это дает возможность понять, готов ли ребенок идти на эти риски.

Одной из реакций на каминг-аут ребенка может быть неприятие и невосприятие того факта, что дочь или сын относится к ЛГБТ-сообществу. Мысли направляются к тому, что «мой ребенок не такой, как другие, теперь наша семья входит в число меньшинства, которое осуждается социумом». Родители сразу обвиняют в этом себя – «я не так воспитал/а, я не досмотрел/а». Появляются страхи – «мой ребенок болен», «что будет, если кто-то узнает?».

«Лечение» гомосексуальности и последствия этого

Неготовность родителей к каминг-ауту может привести к тому, что они начнут «исправлять» и «лечить» ребенка. Это называется «конверсионная» или «репаративная» терапия – такая, которая направлена ​​на изменение гомосексуальной или бисексуальной ориентации на гетеросексуальную. Раньше для этого использовались методы, которые применяли для лечения широкого спектра психиатрических проблем, например, электрошоковая и аверсивная терапия (демонстрация порнографических материалов с изображением однополого секса с одновременным провоцированием у пациента тошноты с помощью медикаментов).

Сегодня практикуется «лечение» психологами, которые навязывают ребенку, что он гетеросексуален, просто пока не понимает этого. Из-за этого у ребенка появляются мысли, что он не такой, как другие, появляется внутренняя гомофобия. Также родители иногда обращаются в больницу, где проверяют гормональный фон ребенка и начинают гормональную терапию, потому что есть такая теория, что сексуальная ориентация и гендерная идентичность зависит от уровня определенных гормонов в организме.

Конечно, такое «лечение» может иметь физические и психологические последствия для подростков, например, неуверенность в себе, повышенная тревога, склонность к рискованному поведению, склонность к депрессиям, сложность в построении отношений и социальных контактов.

В 1993 году Всемирная организация здравоохранения пересмотрела Международную классификацию болезней (МКБ), и в МКБ-10 сексуальная ориентация перестает рассматриваться как расстройство. Эта классификация действует и сейчас, в частности в Украине (вступила в силу в учреждениях здравоохранения с 1 января 1999). Соответственно, если гомосексуальность и бисексуальность – это не болезнь и не расстройство, то и лечить ничего не нужно.

Материал подготовлен в сотрудничестве с общественной организацией «Точка опоры ЮА» при поддержке Freedom House в Украине. Содержание и мнения, изложенные в этой публикации, являются ответственностью авторов и не обязательно соответствуют позициям Freedom House, ОО «Точка опоры ЮА».

Источник

Поделись публикацией
Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

12 − 12 =