«Наши геи думают не про парад, а как выплатить кредит»: Неочевидные трудности жизни гея в Беларуси

Согласно рейтингам, которые ежегодно в конце весны составляет «Международная ассоциация лесбиянок, геев, бисексуалов, трансгендеров и интерсексуалов» (ILGA), Беларусь прочно обосновалась в числе самых гомофобных стран Европейского континента. При этом уровень нетерпимости значительной части населения нашей страны к людям с иной сексуальной ориентацией авторы рейтинга оценивают хоть и ниже, чем в большинстве стран постсоветского пространства, однако в разы выше, чем соответствующий показатель в самых развитых государствах Европы – Германии, Франции, Норвегии или Швеции.

Таким образом становится очевидным и без того знакомый многим тезис о том, что борьба с дискриминацией ЛГБТ-сообщества у нас если и ведется, то довольно неэффективно и вяло. И в этом смысле Беларуси есть на кого равняться.

При этом в массовом сознании «ущемление прав геев» зачастую исчерпывается нежеланием государства сочетать браком двух любящих друг друга людей одного пола или отсутствием разрешения на проведение ЛГБТ-сообществом гей-парадов.

Но в реальной жизни отнюдь не все представители ЛГБТ хотят вступать в брак или участвовать в парадах гордости. Наши гомосексуалы, как и все другие жители страны, по большей части не о парадах думают, а о том, как прожить от зарплаты до зарплаты или вовремя рассчитаться с кредитом. Большинству из них изо дня в день приходится решать проблемы гораздо более обыденные. Какие? Об этом нам рассказал Александр – 30-летний гомосексуал из Минска. На основе его рассуждений The Village Беларусь составил своеобразный топ-10 тезисов, над которыми ЛГБТ-меньшинство в лице нашего героя предлагает задуматься гетеросексуальному большинству.

– Я сознательно не буду касаться темы ежедневной повсеместной гомофобии разного уровня, – предупреждает Александр. – Она уже настолько привычна для всех ЛГБТ, что воспринимается как нечто само собой разумеющееся: начиная от оскорблений в адрес совершенно незнакомых людей гомосексуальной ориентации в социальных сетях и в комментариях к так или иначе затрагивающим тему гомосексуальности новостям на информационных сайтах до морального прессинга молодых гомосексуалов в стенах школ или опасности физической агрессии к ЛГБТ на улицах беларуских городов (все мы помним об убийстве гея на выходе из минского клуба).

Однополые пары в Беларуси часто сталкиваются со сложностями при аренде квартиры

Гомофобные взгляды хозяев жилплощади зачастую являются прямой причиной отказа в аренде жилья: люди без объяснения причин отказывают в заселении гомосексуальным парам. И если такая пара арендаторов (не алкоголиков или любителей громкой музыки, а вполне платежеспособных и ответственных жильцов) вовремя не придумает какую-нибудь правдоподобную историю, то будет вынуждена еще долго искать сговорчивых и толерантно настроенных хозяев.

Так, среди моих знакомых есть немало пар, которые при поиске жилья выдают себя за студентов (если возраст позволяет) или двоюродных братьев. В ряде случаев такие легенды прокатывают, но лично мне такое состояние дел кажется унизительным. Два человека могут искренне любить друг друга достаточно долгое время, но при этом не имеют возможности открыто называть себя парой и вынуждены прикрывать свои отношения какими-то мифами. Кто заинтересован в этом вынужденном лицемерии?

Представители ЛГБТ-сообщества в Беларуси нередко становятся жертвами шантажа

Злоумышленник, запугивая человека аутингом (принудительное раскрытие тайны сексуальной ориентации), вымогает деньги за свое молчание. В толерантном обществе такое попросту было бы невозможно и приравнивалось бы к тому как, к примеру, шантажировать человека тем, что всем станет известно о его леворукости или о том, что он носит контактные линзы. На такое бы ответили: «Да нам плевать!». У нас же сведения о нетрадиционной ориентации – это по-прежнему компрометирующая и угрожающая репутации информация, а также предмет сплетен и пересудов.

Но что гораздо хуже, так это то, что при таком положении дел гомосексуалы стараются еще и не соприкасаться в ряде случаев с правоохранительными органами, чтобы не раскрывать тем подробности своей личной и интимной жизни. И это касается не только случаев вымогательства, но и, к примеру, эпизодов физического насилия в однополых семьях или преступлений со стороны случайных знакомых из числа ЛГБТ.

В Беларуси ЛГБТ-гражданин не сможет посетить своего любимого человека в палате реанимации и на свидании в тюрьме

В палату реанимации пускают только близких родственников. Двое могут прожить вместе хоть 20 лет и по-прежнему считаться друг другу никем. То же самое, к слову говоря, и с посещениями заключенных в тюрьмах. «Чужих» людей туда на свидания с отбывающими наказание не пускают.

При распределении после университета однополых партнеров разлучат не задумываясь

Однополые пары лишены всех льгот и преференций, которыми в нашей стране наделяются пары разнополые. Оно и понятно: нет возможности вступить в брак – нет и прав, полагающихся супругам. При распределении после университета однополых партнеров разлучат не задумываясь. К примеру, в то время как семейный статус их гетеросексуальных ровесников, живущих в браке, с высокой долей вероятности позволит им жить и далее, не расставаясь.

Льготные банковские кредиты для строительства жилья или даже пустяковый льготный «семейный» тариф на мобильную связь – все это существует для кого угодно, но только не для ЛГБТ.

В Беларуси ЛГБТ-граждане в юридическом смысле не признаны социальной группой

В судах соседней России после шумихи, поднятой в обществе принятием закона о запрете гей-пропаганды, сейчас можно встретить страшную тенденцию: обвиняемые в убийстве или избиении часто с пренебрежением говорят о якобы гомосексуальной ориентации жертвы, искренне полагая, что, совершив такое тяжкое преступление в отношении гея, они оказали обществу услугу. И это в то время, как во всем цивилизованном мире ЛГБТ-граждане уже давно признаны социальной группой, а преступления, совершенные на основании гомофобной агрессии, считаются преступлениями ненависти и караются гораздо более строго даже вне зависимости от того, была ли жертва гомосексуальна на самом деле.

В Беларуси ЛГБТ-граждане официально не признаны социальной группой. Следовательно, системного ужесточения наказания, обусловленного таким отягчающим обстоятельством как «совершение преступления по мотивам вражды или розни в отношении какой-либо социальной группы», в беларуских судах на практике ожидать не приходится.

В Беларуси действует негласный запрет на любую правозащитную деятельность в рамках продвижения ЛГБТ-свобод

В нашей стране хоть и не существует закона о запрете гей-пропаганды, однако же по факту множество вещей, которые он под собой подразумевает, встречаются повсеместно. Я не знаю ни одного успешно функционирующего, официально зарегистрированного и имеющего реальные рычаги влияния ЛГБТ-объединения. Стоит отдать должное единичным активистам, которые не смотря ни на что не опускают руки в последние годы, однако же их трудов не хватает для того, чтобы кардинально изменить ситуацию.

В Беларуси в целом и в Минске в частности нет ни одного полноценно и открыто функционирующего гей-клуба

Часто гомофобно настроенные сограждане в интернетах любят бросаться такой фразой: «Пусть эти гомосеки сидят у себя дома или в каком-нибудь клубе и там делают, что хотят!». Высказывание, прямо скажем, сомнительного содержания, но, как говорится, спасибо и на этом.

Однако же где те самые клубы и места для встреч и отдыха, в которых нам предлагают обосноваться? А вот во всех близлежащих столицах (Москве, Варшаве, Вильнюсе, Киеве и Риге) такие заведения есть.

Более того: в минские клубы, которые несмело пытаются проводить у себя тематические вечера для ЛГБТ, нередко вбегает ОМОН. Там устраивают досмотры и проверки документов. При том, что для всех очевидно: никакого преступления гости заведения не совершают.

В Беларуси в открытой продаже нет ничего, что так или иначе имеет отношение к ЛГБТ

В Беларуси невозможно даже свободно купить журнал, ориентированный на гей-аудиторию. А ведь там среди прочего можно было бы печатать советы психологов касательно путей выхода из огромного количества ситуаций, в которых оказываются в том числе и молодые представители ЛГБТ в нашей стране. Ведь зачастую они просто не могут найти нужную им информацию или необходимую поддержку в среде ровесников или у родителей.

Я вообще не встречал в Беларуси в открытой продаже чего бы то ни было, что так или иначе имеет отношение к ЛГБТ: от книг, где главные герои – открытые геи до радужных флагов или стикеров. Также проблемы наблюдаются и с прокатом в кинотеатрах фильмов гомосексуальной тематики, даже если эти фильмы были признаны мировой кинематографической общественностью лучшими и получили престижные премии. Насколько я знаю, не очень охотно показывают такое кино и по телевизору.

В целом все названное мною конечно можно получить благодаря интернету (заказать с доставкой в иностранном магазине, к примеру). Однако обидно, что простого пути для нас пока не существует. И это в то время, когда в большинстве европейских стран продается, проводится и функционирует все востребованное не только живущими там местными представителями ЛГБТ, но и многочисленными ЛГБТ-туристами (как правило мобильными и неплохо обеспеченными). В развитых странах для них действует отдельная туристическая отрасль со своими ориентированными на гомосексуалов отелями и ресторанами, музеями и выставками, экскурсиями и круизами.

В Беларуси нельзя зарегистрировать даже гражданское партнерство

Сегодня я не жду легализации однополых браков в нашей стране. Уже хотя бы потому, что это объективно невозможно. На начальном этапе беларским ЛГБТ, как я полагаю, достаточно будет возможности зарегистрировать гражданское партнерство, которое, по сути, представляет собой юридическое закрепление факта совместного проживания двух людей и ведения ими совместного хозяйства. Это не брак в том смысле, в котором мы традиционно этот термин понимаем – гражданское партнерство никак не связано с церковью и «не посягает на святость» гетеросексуального брака – то, о чем так много говорят мои верующие идеологические противники.

В ряде стран, в том числе и европейских, население которых пока не готово к полноценному принятию однополых пар, возможность регистрации гражданских партнерств стала тем удобоваримым вариантом, который устраивает все общество: и консервативно, и либерально настроенную его части.

Помимо прочего регистрация гражданского партнерства позволяет урегулировать ряд имущественных вопросов (к примеру, наследование собственности одного из супругов вторым). Именно поэтому об этом требовании все чаще говорят в среде ЛГБТ. При этом, к сожалению, в Беларуси такие разговоры остаются всего лишь разговорами. Я никогда не понимал: кому пофамильно будет хуже от того, что любящие друг друга люди (пусть даже они одного пола) путем подобной регистрации решат для себя среди ряда других и вопросы собственности? Ответа на такой вопрос обычно никто дать не может.

В этом контексте хочу привести еще одну интересную мысль: нигде и никогда наделение однополых пар какими-либо правами не приводило к обделению в каких бы то ни было правах пар разнополых. Это важно понимать.

И еще один существенный комментарий: легализация однополых партнерств (равно как и браков) отнюдь не подразумевает принудительного вступления в них всех поголовно вне зависимости от желания и сексуальной ориентации. Складывается ощущение, что для многих людей это до сих пор является большой новостью. У всех, кто выступает против легализации однополых браков, всегда есть вариант просто в них не вступать.

Запрещены шествия или митинги с правозащитными лозунгами

Что касается гей-парадов, на которых в вопросах жизни ЛГБТ для многих свет клином сошелся, то я скажу следующее: гей-парады в развитых странах – это уже давно не только и не столько правозащитное шествие, сколько веселый праздник и карнавал. Кстати, до половины всех зрителей и участников гей-парадов там составляют гетеросексуалы. Кто они? Это родители ЛГБТ, их дети (да, у геев и лесбиянок бывают дети, в том числе и свои, но это уже отдельная тема), друзья и коллеги. Они приходят туда, чтобы поддержать близких им людей гомосексуальной или бисексуальной ориентации. И мероприятия такие всегда проходят мирно, без всякой злости, агрессии и ехидства. Для многих это просто хороший повод встретиться и повеселиться.

При этом в развитых странах гей-парад прекрасно вписывается в общую систему гражданской активности. Ведь в большинстве европейских столиц всевозможные митинги, забастовки, шествия и демонстрации проходят чуть ли не ежедневно. Сегодня на какой-то улице гей-парад, а завтра там же – парад противников гей-парада (все имеют право высказывать свое мнение, это нормально!), затем там будет митинг оппозиционной партии, а после – соберутся требующие новых льгот студенты. И во всем этом нет ничего шокирующего. Это жизнь любого демократического государства в XXI веке.

Однако же белорусским геям на данном этапе не нужен гей-парад. Им нужны шествия или митинги с правозащитными лозунгами. Цель их – привлечение внимания к проблемам ЛГБТ-сообщества и демонстрация своей видимости. К сожалению, подобные акции у нас властями не согласовываются, а потому регулярно и не проводятся.

Самые заметные из таких мероприятий последнего времени, что остались у меня в памяти, – это участие примерно 15 человек в шествии в одном из спальных районов Минска в 2011 году; в 2012 году по столице проехал «радужный трамвай», внутри которого висели радужные флаги; а в 2013 году наиболее яркой акцией стало вывешивание 5-метрового радужного флага на мосту над трассой М1. Все перечисленное хорошо конечно – вода камень точит, жаль только, что жизнь наша проходит гораздо быстрее, чем точится этот камень.

Источник

Поделись публикацией
Share on Facebook
Facebook
Share on Google+
Google+
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on LinkedIn
Linkedin
Share on VK
VK
Share on Tumblr
Tumblr
Pin on Pinterest
Pinterest

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

3 × два =