Ничего особенного. Чего на самом деле хотят ЛГБТИ в Украине

17 мая мир отмечает Международный день борьбы с гомофобией и трансфобией. Эту дату начали отмечать в 2006 году, чтобы привлечь внимание к проблемам, с которыми сталкиваются ЛГБТИ из-за сексуальной ориентации и гендерной самоидентификации.

Часто гомофобия и трансфобия имеют очень агрессивные проявления, такие как травля, преследование, физическое и сексуальное насилие. Однако не всегда такие случаи квалифицируются как преступления, совершенные на почве ненависти, что свидетельствует об умышленном замалчивании проблемы.

Страдают от насилия и нападений на почве ненависти и другие. Так, например, 29 апреля 2020 года в Голосеевском районе Киева неизвестные сожгли палатку ромской семьи. Это — не первый подобный случай в столице. В 2018-м представители организации С14 сожгли ромское компактное поселение на Лысой горе. Полиция тогда открыла уголовное производство за «нарушение равноправия граждан в зависимости от их расовой, национальной принадлежности или отношения к религии» и «хулиганство». А через год после того, в апреле 2019-го, правозащитная организация Amnesty International сообщила, что за нападение на табор ромов так никого и не наказали.

Дискриминация — проблема, которая до сих пор остается актуальной для всего мира. И побороть ее можно только путем публичной огласки, применяя все возможные для этого методы: информационные кампании, онлайн и офлайн-акции, публикации и сюжеты в СМИ. Самое главное — не молчать.

Все — равны, но кто-то равнее

Дискриминация — это предвзятое, негативное отношение к человеку, ограничение его в правах и свободах из-за определенных признаков. Среди них могут быть: пол, возраст, сексуальная ориентация, этническая, национальная, религиозная принадлежность, состояние здоровья, избыточный вес и т. п. Это признаки, которые сам человек не может или не должен изменить в себе, и которые объективно не могут быть причиной для таких ограничений.

Люди могут сталкиваться с дискриминацией в различных сферах: на работе, в школе или университете, на улице, в магазине, кафе, в общественном транспорте или поликлинике. Фактически, где угодно. К примеру, учительница может публично травить ребенка, имеющего инвалидность, однополой паре могут отказать сдать в аренду квартиру, а ВИЧ-положительного человека — изгнать из стоматологической клиники из-за страха заразиться.

К группам, которые часто подвергаются дискриминации, сегодня относятся и внутренне перемещенные лица, которые вынуждены были покинуть свои дома из-за войны на востоке Украины или после аннексии Крыма в 2014 году. Нередко их дискриминируют из-за места регистрации: лицам с донецкой или луганской пропиской, к примеру, довольно часто отказывают в возможности арендовать жилье в Киеве или других городах. То есть, это дискриминация в сфере услуг по признаку места регистрации. Этот признак человек не может изменить, но его права все равно нарушаются.

Различают прямую и косвенную дискриминацию. Прямая дискриминация — ситуация, когда человек из-за его определенных признаков испытывает ограничения в реализации или признании прав и свобод. Скажем, когда частная школа из-за своей внутренней политики не принимает в классы детей с инвалидностью. В данном случае неважно, будет ли эта политика публичной или письменной, или будет негласным правилом. Важно, что администрация школы будет менее благосклонно относиться к детям, которые имеют признак инвалидности, по сравнению с детьми, у которых этого признака нет. Даже в государственной школе директор или классный руководитель может «деликатно намекнуть» на то, что этого ребенка могут бояться или не воспринимать другие ученики, а потому лучше перевести его в другую школу.

Косвенная дискриминация начинается тогда, когда для всех выдвигают на первый взгляд одинаковые нормы и требования. Например, строгое требование снимать головной убор в офисе может сделать невозможной работу в этом офисе для женщин-мусульманок. Другой пример косвенной дискриминации — необорудованные для людей на коляске офисы.

Часто можно услышать некорректный термин «позитивная дискриминация», под ним имеют в виду «affirmative action», что можно перевести как «положительные действия». Это временные политики, направленные на выравнивание доступа к определенному благу или права для тех групп, которые фактически этого лишены, или для кого этот доступ системно затруднен.

Один из примеров позитивной дискриминации в Украине — введение языковых квот на контент в эфире радиостанций и телеканалов. Такие квоты накладывают на вещателей обязательства транслировать определенный контент в течение определенного промежутка времени в четко определенных объемах. Цель — защита национального продукта: украинский контент поддерживают, иноязычный — ограничивают.

Примером положительных действий является также система государственного финансирования парламентских политических партий. Финансовое поощрение в размере 10% от общего ежегодного финансирования получают от государства те партии, которые придерживаются гендерного баланса в Верховной Раде. Так, каждый из полов должен составлять не менее трети от общего количества нардепов, избранных от этой партии.

В плену стереотипов

Причиной дискриминации становятся общественные стереотипы, мифы относительно той или иной группы людей или сообщества. Стереотипы могут основываться на собственном или воображаемом — чужом — опыте. Стереотипы — это всегда обобщение, то есть перенос определенных представлений о группе на конкретного человека. Скажем, стереотипы о ромском меньшинстве в целом негативно влияют на карьерный рост, профессиональное развитие и социальный статус каждого отдельного представителя ромской общины в частности. Так же срабатывает стереотип «место женщины — на кухне», который подпитывает в обществе мнение о том, что женщины не могут занимать ответственные должности или руководить крупными компаниями.

Длительное время ВИЧ/СПИД считали «болезнью гомосексуалов», так как в 1978—1981 годах, когда в мире только начали фиксировать первые случаи массового заболевания СПИДом, оказалось, что большинство заболевших — мужчины, которые практиковали секс с другими мужчинами. Так, лидер группы Queen Фредди Меркьюри, который имел гомосексуальные связи, получил ВИЧ-положительный статус, а впоследствии заболел СПИДом и умер от осложнений, вызванных этой болезнью.

Однако сейчас в открытом доступе можно найти любую информацию о ВИЧ/СПИД, путях передачи этого заболевания, особенностях протекания. К примеру, давно известно, что гомосексуальные мужчины являются одной из нескольких групп риска. Во многих странах половой путь передачи ВИЧ в подавляющем большинстве случаев присущ гетеросексуальным парам. Кроме этого, еще одним стереотипом является идея о том, что ВИЧ — это смертельный приговор. Однако сегодня в Украине благодаря антиретровирусной терапии ВИЧ-положительные люди могут достичь нулевой вирусной нагрузки и даже иметь здоровых детей. Благодаря работе общественных организаций, социальных служб и волонтеров мифы о ВИЧ/СПИД развенчиваются, а стигматизация — уменьшается.

Стереотипы настолько глубоко укоренились в нашей ментальности, что стали частью нашего языка. Есть немало крылатых выражений, которые часто используют люди на постсоветском пространстве как метафоры, сравнения или шутки: «хитрый, как жид», «скупой, как жид», или «когда армянин родился, еврей заплакал» — о хитрости и жажде к деньгам; «жить, как белый человек» — когда хотят подчеркнуть достаток и комфорт; «ты что, инвалид?» — к человеку, который что-то не так делает; «не будь бабой» — к человеку, который ведет себя эмоционально, плачет на людях и т. п.

Реальные медицинские диагнозы часто используют для подчеркивания низких умственных способностей собеседника, говоря: «ну ты и дебил», «что ты как даун» и так далее. При этом, не думая, что такие высказывания могут кого-то обидеть.

«Литературный негр» — так называют тип сотрудничества, когда один автор за деньги пишет литературное произведение, которое впоследствии выходит под фамилией другого человека. Часто так создаются автобиографии или мемуары знаменитостей: артистов или музыкантов. С самого начала слово «негр» в этом контексте использовали как метафору для обозначения наемного труда. Чтобы нейтрализовать негативный контекст этого высказывания, все чаще употребляют фразу «литературный раб», которая не указывает на этническую принадлежность.

Но стереотипы могут быть и хорошими, формирующими положительный имидж народа, сообщества или человека. К примеру, представление о том, что все грузины — очень гостеприимные, а украинцы — трудолюбивые. Или стереотип, что дети с синдромом Дауна очень добрые, ласковые и доверчивые.

В общем человечество не может общаться без стереотипов, так как они значительно упрощают нашу коммуникацию. Когда мы обсуждаем Вторую мировую войну, сразу вспоминаем о трагедии мирового масштаба, о Холокосте, Иосифе Сталине и Адольфе Гитлере и о принципе «никогда больше». А когда говорим о Рождестве, в воображении возникает целый ряд стереотипных ассоциаций от кутьи и дидуха до колядок и украинского вертепа.

Первый урок, летний отпуск, уплата налогов, плюшевый медвежонок, семейное насилие, генеральная уборка, здоровый образ жизни, Революция достоинства — любое явление непременно связано со стереотипом о себе в общественном сознании. Этот стереотип может быть положительным или отрицательным. Например, когда мы говорим об уплате налогов, в положительном смысле можем воспринимать это как оплату услуг, которые должны быть качественными. В негативном смысле это — необходимость «отдавать дань» государству. То, какие стереотипы распространяет каждый отдельный человек, влияет на формирование реальности, в которой мы проснемся завтра.

Как действуют стереотипы: разбираем на примере ЛГБТИ

Дискриминация, предубеждения, критика и угрозы — со всем этим часто сталкиваются люди, принадлежащие к ЛГБТИ. Образовательный центр по правам человека во Львове советует использовать именно такую аббревиатуру, где Л — лесбиянки, Г — геи, Б — бисексуалы, Т — трансгендерные люди, а И — интерсекс-люди.

«ЛГБТ — это те люди, которые не выбирали свою идентичность. Мы также не рекомендуем использовать выражение „ЛГБТИ-сообщество“, ведь быть геем или лесбиянкой — не значит принадлежать к какому-то ограниченному, четко очерченному комьюнити», — отмечает эксперт Образовательного центра по правам человека во Львове Владимир Беглов.

Итак, разберем несколько самых популярных стереотипов в отношении ЛГБТИ, которые до сих пор «живут» в украинском обществе.

Миф № 1: Быть геем/лесбиянкой — это психическое расстройство

Некоторое время в Международной классификации болезней Всемирной организации здравоохранения гомосексуальность действительно обозначалась как психическое заболевание. И в 1970-х Американская психиатрическая ассоциация (АПА) решила пересмотреть это решение, к чему экспертов, в частности, подтолкнула и активная деятельность американских гей-движений того времени.

Так, в 1972 году ученые Массачусетского регионального подразделения АПА приняли резолюцию, в которой говорилось, что гомосексуальность не следует считать отклонением от нормы. Гомосексуальность исключили из американского списка психиатрических заболеваний. А позже — и из Международной классификации болезней ВОЗ.

Эти изменения повлияли и на терминологию. Ранее распространенными были такие термины как «гомосексуалист» и «гомосексуализм», которые использовали в том числе и для обозначения диагнозов. Теперь эти термины считают несущими негативную окраску. Вместо этого корректно употреблять слова «гомосексуал» и «гомосексуальность».

Миф № 2: Стать геем/лесбиянкой можно из-за влияния других людей

Марш равенства в Киеве проходит ежегодно и уже является одним из самых масштабных мероприятий в поддержку прав ЛГБТИ в Украине. Однако вместе с ЛГБТИ-людьми и их союзниками, то есть теми, кто не принадлежит к ЛГБТИ, но поддерживает их, на Марш выходят и борцы за «традиционные семейные ценности». Правда, они выступают по другую сторону «баррикад», ведь «традиционная семья» в этом смысле, это такая, в которой должны быть «мама, папа и дети».

На самом деле, Марш равенства — это не «реклама» и не пропаганда гомосексуальной ориентации или однополых отношений. Это мероприятие, основная цель которого — поднять на поверхность такие вопросы как защита прав, равенство, противодействие дискриминации и насилию.

Один из самых популярных аргументов от противников Марша равенства: мол, такие меры нельзя проводить публично, потому что «на это смотрят дети», а потому тоже могут вырасти «такими же». Это не так, ведь и сексуальная ориентация, и гендерная идентичность формируются под влиянием различных факторов, в том числе, биологических. То есть вы не можете стать геем просто потому, что однажды увидели на улице двух геев. Вы должны родиться таким.

Часто люди начинают осознавать свою идентичность еще в раннем детстве. О таком опыте говорит и Анастасия Ева Домани — транс*женщина, лесбиянка, активистка ТрансКоалиции. Она родилась мальчиком, но признается: сколько себя помнит, с детства любила перевоплощаться сначала в девочку, потом — в девушку с выраженными феминными атрибутами, например яркий макияж, духи, элегантная одежда.

«На мою идентичность не могло повлиять ничего извне, кроме меня самой внутри. К тому же, в то время не было интернета, продвинутых СМИ, а кинофильмы о транс*людях, драг-культуре и кроссдрессинге были тем более недоступны. Даже о таких терминах я не знала еще достаточно длительное время», — вспоминает Анастасия Ева Домани.

Ее транс*феминная идентичность проявлялась постепенно и растянулась во времени по семейным обстоятельствам, вспоминает собеседница. При родителях и родственниках длительное время она не могла решиться на транс*переход.

«Желание изменить себя, свое тело и жизнь никуда не исчезло, только отсрочилось на лучшие времена. У большинства моих знакомых транс-людей — похожие истории жизни с небольшими различиями, — говорит Анастасия. — Но одно точно неизменное: идентичность не может передаваться от кого-то или через что-то, это не является следствием „моды“ среди молодежной субкультуры. Это не временная игра, не увлечение. С этим рождаются и потом живут всю жизнь, имея разный транс*опыт, бодимодификацию и восприятие себя».

Миф № 3: ЛГБТИ — это маргинальные личности, которые живут в неблагополучных условиях

Еще один из распространенных стереотипов — о том, что ЛГБТИ-люди относятся к маргинализированным группам населения, являются материально необеспеченными. Это — миф, ведь материальное положение и социальный статус никоим образом не зависят от сексуальной ориентации или гендерной идентичности.

Немало геев, лесбиянок и трансгендерных людей — среди известных личностей во всем мире. Единственная дочь певицы Шер, Честити Боно осуществила трансгендерный переход и стала мужчиной. Актриса Синтия Никсон, известная по сериалу Секс в большом городе, является открытой лесбиянкой. Дочь итальянского актера Адриано Челентано, Розалинда Челентано — открытая бисексуалка. Йоханна Сигурдардоттир из Исландии стала первой в истории открытой бисексуалкой, которая возглавила правительство. Открытыми геями также являются премьер Люксембурга Ксавье Беттель и премьер Ирландии Лео Варадкар.

Геи, лесбиянки, бисексуальные и транс*люди могут иметь любые профессии и занимать различные должности. В конце концов, боец АТО Виктор Пилипенко после возвращения к мирной жизни заявил: он больше не боится говорить о том, что является геем. Благодаря его примеру, о своей гомосексуальности рассказывают и другие украинские военные.

Миф № 4: Вместо того, чтобы выходить на «парады», лучше бы пошли воевать за Украину

31 января 2020 года бывший лидер Правого сектора Дмитрий Ярош опубликовал в своем фейсбуке гомофобный пост, где написал, что за шесть лет войны не видел на Донбассе ни одного гея, который бы воевал на стороне Украины.

В ответ на это другой атошник — Дмитрий Резниченко — обнародовал снимок, на котором изображены бойцы Правого сектора и добровольческого батальона Донбасс. Прямо за спиной Яроша стоит открытый гей, гранатометчик Донбасса Виктор Пилипенко. В августе 2018-го Пилипенко стал одним из героев фотовыставки киевского художника Антона Шебетко под названием Мы были здесь о ЛГБТ, которые участвовали в операции объединенных сил.

Дмитрий Ярош (в центре) и Виктор Пилипенко (за спиной, с закрытыми глазами)

Представление о том, что Украину на Донбассе защищают все, кроме ЛГБТИ — достаточно распространенный миф, говорит боец ООС по имени Максим, живущий в Черкассах.

«Очень часто слышу, мол, вас там нет, вас там не стояло, а почему все эти ЛГБТИ не идут защищать страну? Хотя, на самом деле, статистически геев в АТО столько же, сколько во всех других профессиях и сферах деятельности», — говорит Максим.

Сам он отслужил в ООС три года. О том, что является геем, признался родным, друзьям, нескольким своим собратьям. Большого каминг-аута не делал — говорит, не видит смысла, потому что большинство из его окружения и так об этом знает. Еще один стереотип — касательно внешности. Якобы геи должны быть женственными и «манерными». Это не так. По словам собеседника, среди грубых, татуированных и накачанных военных в Украине — тоже немало геев.

В целом же, тему ЛГБТИ в Украине Максим называет «одним большим стереотипом», ведь недостаток информации и отсутствие сексуального просвещения как такового формирует немало ложных представлений о геях, лесбиянках и транс*людях.

Миф № 5: Никто не ограничивает права ЛГБТИ, а потому нечего «отстаивать»

Это предубеждение часто транслируют противники ЛГБТИ, которые протестуют против проведения Марша равенства, дней видимости трансгендерных людей, геев и лесбиянок и других публичных мероприятий в поддержку прав ЛГБТИ.

«Никто их не притесняет, но зачем выходить и демонстрировать всем свои сексуальные предпочтения? Пусть спят с кем угодно, но зачем это рекламировать? Зачем эта пропаганда?» — подобное можно часто услышать от противников ЛГБТИ.

В реальности, ЛГБТИ-люди часто вынуждены скрывать свою идентичность из-за страха дискриминации и насилия. Хотя в Украине нет официальной статистики таких случаев, общественные организации отчитываются о многочисленных ситуациях дискриминации и гомо* и транс*фобного насилия. Более того, даже формально на уровне законов и политик, ЛГБТИ-люди ограничены в своих правах и свободах.

Поэтому, цель Марша равенства — не демонстрировать те или иные сексуальные предпочтения, а разъяснить, о каком именно равенстве в правах идет речь. И привлечь внимание общества к дискриминации и преступлениям на почве ненависти в отношении ЛГБТИ-людей. Один из таких инцидентов произошел накануне майских праздников в Житомире: там группа агрессивных мужчин напала на молодого парня, его избили и жестоко изнасиловали. Перед тем пострадавший в приложении для знакомств договорился о свидании с другим парнем, но когда пришел на условленное место — попал в ловушку. Национальная полиция Украины открыла уголовное производство по статье грабеж, проигнорировав в совершенном преступлении гомофобию как мотив.

Право на права: чего на самом деле добиваются ЛГБТИ

Права человека — комплекс гарантированных законом незыблемых свобод и возможностей. Это то, что есть у каждого, независимо от места регистрации, цвета кожи, пола, возраста и т. п. И еще одна важная деталь: права человека нельзя дать или отнять. Человек от рождения является свободным и равным с другими в своем достоинстве и правах, о чем говорится в Генеральной декларации прав человека ООН. Права человека — не привилегия.

В основе концепции прав человека — две основные ценности: человеческое достоинство и равенство. Из этих ценностей можно вывести ряд других: свобода, уважение к другим, недискриминация, толерантность, ответственность.

За соблюдением прав человека на международном уровне следят такие органы как ООН, ЮНИСЕФ, ОБСЕ, а также общественные организации, например, Amnesty International. На государственном уровне функции контроля соблюдения прав человека возлагаются на омбудсмена. Главный документ, регламентирующий базовые права человека в Украине — Конституция.

В частности, в Конституции Украины прописаны такие базовые права человека: право на свободное развитие личности; право на жизнь; право на неприкосновенность жилища; право на тайну переписки, телефонных разговоров, корреспонденции; право на свободу передвижения; право на свободу мысли и слова и свободное выражение своих взглядов и убеждений; право на свободу мировоззрения и вероисповедания; право на создание политических партий и общественных организаций; право на мирные собрания; право на труд; право на предпринимательскую деятельность; право на отдых; право на забастовку; право на образование; право на медицинскую помощь и другие.

Итак какие именно права недоступны гомосексуальным людям в Украине?

  • Брак

Семейный кодекс Украины определяет процедуру регистрации брака как таковую, что может быть оформлена между мужчиной и женщиной. Все дальнейшие отношения супругов, живущих в зарегистрированном браке, также прописаны таким образом, что супруги определяется исключительно как союз мужчины и женщины.

«Жена, муж имеют право распределить между собой обязанности в семье», — свидетельствует, например, ст. 54 Семейного кодекса Украины.

Итак, в Украине гомосексуальные пары не могут задокументировать свои отношения: ни путем заключения официального брака, ни находясь в гражданском браке. Невозможность заключить однополый брачный союз влечет за собой и невозможность реализации целого ряда других прав. А именно, имущественных или связанных с общим воспитанием детей.

  • Имущество

Однополые пары, в отличие от гетеросексуальных пар, не могут совместно владеть имуществом как супруги, а также наследовать имущество своего партнера или партнерши и получить связанные с этим налоговые льготы. Об этом свидетельствует Гражданский кодекс Украины

«Мы с моим партнером совместно приобрели квартиру. По документам правообладатель один, по факту же нас двое. Если вдруг что-то случится, квартира автоматически перейдет по наследству родственникам. Даже если сказать родственникам, что я хочу оставить квартиру своему мужу, мы не знаем, как они отреагируют», — говорит открытый гей Юрий Михайлов из Киева.

Закон не защищает его права на это имущество. Такая же ситуация может возникнуть, если двое гомосексуальных людей, которые годами живут вместе, решают разойтись. Закон в Украине никак не регламентирует распределение имущества в такой ситуации.

Большинство стереотипов возникают из-за недостатка информации и из-за страха, добавляет Юрий. Два года назад он и его партнер Максим стали героями проекта НВ об однополых парах в Украине. Тогда они рассказывали, как сделали каминг-аут, где познакомились и поддерживают ли моногамию в однополых отношениях.

  • Дети

Ст. 211 Семейного кодекса Украины определяет, что усыновителями или опекунами не могут быть лица одного пола. Фактически, это означает, что однополая пара не может совместно усыновить ребенка и официально стать для нее двумя мамами или папами.

По факту, в Украине есть немало однополых семей, которые все же имеют детей. Обычно, это биологический ребенок одного из партнеров или партнерш. Другой партнер или партнерша, значит, не имеют возможности поехать со своим ребенком в отпуск за границу без нотариально заверенного разрешения со стороны другой стороны. Не могут также и принимать решения по вопросам, скажем, медицинского вмешательства в экстренной ситуации, ведь официально не считаются опекунами этого ребенка. С такой же проблемой сталкиваются и гетеросексуальные пары, не состоящие в официальном браке.

Малыши, которые воспитываются двумя мамами или двумя папами, могут страдать от буллинга и травли: на улице, в школе, в сфере обслуживания и тому подобное. Статья 52 Конституции Украины определяет, что дети равны в своих правах независимо от происхождения, а также от того, рождены они в браке или вне его. То есть, дискриминация детей, которые рождены или растут в однополых семьях, по сути, является нарушением базовых прав человека, а следовательно, нарушением Конституции.

  • Здоровье и смерть

В критических для жизни и здоровья ситуациях в однополом союзе один партнер не может принимать решения за другого. Партнеры лишены и права содержать друг друга или ухаживать друг за другом в случае, если кто-то один временно или постоянно утратит работоспособность, быть опекуном для недееспособного партнера. Эти ограничения регламентируют Семейный кодекс, Гражданский кодекс и другие документы.

В соответствии с приказом МЗ № 385 от 2005 года гомосексуальные люди в Украине не имеют права быть донорами крови. В этом документе приведен перечень заболеваний, противопоказаний к донорству и форм рискованного поведения, как то: предоставление сексуальных услуг за плату, половые отношения с малознакомыми лицами без презерватива, частая смена половых партнеров, гомосексуальные отношения и наркомания.

Так как официально однополые отношения в Украине не имеют никакой юридической силы, гомосексуальные партнеры не имеют возможности быть похороненными вместе в семейной могиле. В случае смерти одного из партнеров другой также не сможет взять под опеку его несовершеннолетних детей, потому что не является прямым родственником умершего.

  • Другие ограничения

Статья 63 Конституции Украины не предоставляет однополым партнерам возможности отказаться от показаний друг против друга в суде, статья 110 Уголовно-исполнительного кодекса ограничивает однополые пары в праве просить о долговременных свиданиях в случае, если один из партнеров находится в месте лишения свободы.

«Длительные свидания предоставляются с правом совместного проживания и только с близкими родственниками (супруги, родители, дети, усыновители, усыновленные, родные братья и сестры, дед, бабушка, внуки). Длительные свидания могут предоставляться и супругам, которые проживали одной семьей, но не пребывали в браке, при условии, что у них есть общие несовершеннолетние дети», — говорится в документе.

В гомосексуальных отношениях партнер-иностранец лишается права на воссоединение семьи — иммиграцию в Украину, о чем свидетельствует Приказ МВД № 681 от 2013 года.

Концепция толерантности

Толерантность — это уважение, принятие и понимание разнообразия мнений, поведения, форм самовыражения и способов жизни других людей, которые отличаются от собственных. Такая концепция прописана в Декларации принципов толерантности, утвержденной резолюцией 5.61 Генеральной конференции ЮНЕСКО от 16 ноября 1995 года.

Толерантное отношение к другим может иметь различные проявления: употребление корректной лексики, уважение к вкусам и предпочтениям других людей, наконец, нейтральная позиция и тому подобное.

Язык — важнейший инструмент в формировании толерантного отношения, ведь употребление корректной лексики помогает бороться со старыми стереотипами и формировать новые, позитивные представления о тех или иных людях. В том числе и о представителях ЛГБТИ.

«Себя стоит перевоспитывать. Учиться использовать такие слова, которые не распространяют негативные стереотипы о той или иной группе людей. Механизм прост: когда мы вместо привычного слова „бомж“ употребляем „бездомный человек“, в нашем мозгу происходит изменение. Потому набор ассоциаций со словом „бомж“ совершенно негативный», — объясняет Владимир Беглов.

Он приводит пример: к словосочетанию «бездомный человек» можно доставить слово «временно», и это сразу изменит контекст, а значит, и наше отношение к человеку. Поэтому, будут меняться и наши действия.

Эксперт советует руководствоваться простым правилом, которое поможет говорить правильно. Это правило называется «рeople first language». То есть — «человек сначала». Прежде всего, мы говорим о человеке, а не о его признаках или особенностях. Например: темнокожий человек, а не негр, ребенок с синдромом Дауна, а не Даун, алкозависимый человек, а не алкоголик, человек с инвалидностью, а не инвалид, гомосексуальный человек, но ни в коем случае не «педик».

«Если разобраться, каждый и каждая из нас так или иначе относится к определенному меньшинству, которое в тот или иной момент может стать дискриминированным. Следовательно, это элементарно выгодно — создавать вокруг себя мир, где нет места дискриминации или буллингу. В первую очередь, для самих себя», — говорит Беглов.

Тем, кто хочет больше узнать о терминологии, связанной с ЛГБТ, может пригодиться пособие для журналистов Как писать о ЛГБТИ, созданное ОО Инсайт. Его можно загрузить в свободном доступе.

Быть союзником — это поддерживать информационные кампании за права и свободы ЛГБТИ в соцсетях, участвовать в Марше равенства и других офлайн-мероприятиях, волонтерить в общественных организациях и благотворительных фондах, заниматься просветительской деятельностью: рассказывать другим о том, почему важно быть толерантным к другим, как избежать языка вражды.

Больше о языке вражды и предупреждении преступлений на почве ненависти можно узнать в бесплатном онлайн-пособии от ОБСЕ. В случае, если вы или ваши близкие столкнулись с дискриминацией или нарушением прав, можно обратиться в профильные правозащитные организации, такие как Amnesty International, Украинский Хельсинский Союз и др.

«Продемонстрировать свою толерантность можно присоединившись к кампании «Разные. Равные», в которой уже приняли участие Алина Паш, Сергей Бабкин, LATEXFAUNA, Constantine, YUKO, Krut и другие украинские звезды. Любой может стать частью проекта и поддержать ЛГБТИ-сообщество. Для этого на сайте проекту www.riznirivni.com.ua существует два способа. Во-первых, вы можете буквально поднять руку и присоединиться к карте толерантных людей Украины. Во-вторых, с помощью виртуальной студии звукозаписи у вас есть возможность записать собственные слова поддержки равенства и получить персонализированную версию клипа, где ваши слова зазвучат рядом со звездами. Своей собственной коллаборацией со звездами можно поделиться в соцсетях.

Чем больше записей — тем сильнее звучит голос равенства. Таким образом артисты стремятся создать самую музыкальную коллаборацию в мире, и показать, что поддержки равенства для ЛГБТ в Украине намного больше, чем может показаться”.

Материал создан в рамках кампании «Разные. Равные» — в сотрудничестве с Образовательным центром по правам человека во Львове и при поддержке Программы содействия равенству Национального Демократического Института в Украине, а также правительств Великобритании и Швеции.

Источник

Поделись публикацией

Комментарии закрыты.