США: Суррогатная мать решила вынашивать детей только для гей-пар

Келли Эндерс-Тарп нравится быть беременной. Более того, ей нравится помогать создавать семьи. После рождения трех своих детей она решила помогать другим людям становиться родителями.

На сегодняшний день она уже трижды вынашивала детей для трех разных семей. В каждом случае дети вынашивались для мужских однополых пар.

Келли была замужем с 2000 по 2011 год, но после того, как ее брак распался, она познакомилась со своей настоящей партнершей Эрин. Они поженились в 2014 году.

Трое детей Келли и сын Эрин проводят со своими родителями половину своего времени. Оставшуюся половину времени дети проводят со своими отцами.

Келли родилась в Твентинайн-Палмс, Калифорния, но сейчас живет недалеко от Сакраменто и преподает на психологическом факультете колледжа. В свое свободное время она ведет блог о суррогатном материнстве.

Она рассказала нам о том, что значит вынашивать ребенка для другой семьи, и почему она решила помогать именно однополым парам.

Когда вы впервые задумались о том, чтобы стать суррогатной матерью?

Келли: Я узнала о суррогатном материнстве, когда училась в старшей школе. Я тогда подумал, что это здорово. Позже в колледже у меня было несколько друзей-геев. И тогда я поняла, что суррогатное материнство будет одной из немногих возможностей для моих друзей стать родителями, когда они будут готовы к этому.

Я всегда знала, что буду суррогатной матерью, с тех пор, как узнала про это. Правда, я никогда не задумывалась, что сделаю это больше одного раза. И не догадывалась, какое влияние на мою жизнь это окажет. Это стало частью меня.

Есть какая-то определенная причина, почему вы решили помогать именно однополым парам?

Когда я задумалась всерьез о суррогатном материнстве, я знала, что я буду помогать гей-парам. Я набрала в запрос в поиске – “суррогатное материнство для гей-пар”. На глаза попалось агентство “Growing Generations”, через которое я в итоге и стала работать.

В то время мне казалось, что не так уж много женщин желают стать суррогатными мамами. И из них еще меньше хотят помогать геям.

Для меня это своего рода форма активизма. Я сторонница равноправия. И раз уж у меня нет кучи денег, чтобы жертвовать различным проектам и движениям, то у меня, по крайней мере, есть возможность вынашивать детей и мой блог. Я участвую в Кампании по защите прав человека (Human Rights Campaign), жертвую деньги организациям, занимающимся защитой прав ЛГБТ-сообщества, позировала для кампании в поддержку отмены поправки №8, когда я была во второй раз беременной для гей-семьи.

Я делаю все это, чтобы сказать обществу и своим детям, что я поддерживаю однополые семьи.

Даже когда я не смогу вынашивать детей, я буду продолжать свою борьбу, потому что ни у кого нет права говорить моим друзьям, отцам моих суррогатных детей или спустя годы моим собственным детям, что они не могут жениться или иметь детей, не зависимо от того, кого они любят.

Вы общаетесь с детьми после того, как отдаете их в семью?

Да. Хотя больше всего это общение с будущими родителями – теми, кого я должна узнать в течение всего процесса. Моя семья и я любим обмениваться фотографиями и письмами с другими семьями. Некоторые родители добавлены в друзья у меня в Фейсбуке и Интсаграме.

Моя семья действительно ценит то, что у меня продолжается общение с теми людьми, которым я помогла стать родителями, и их детьми. А как мне нравится получать фотографии от них!

Мне очень нравится видеть родителей с детьми счастливыми. И мои детям нравится смотреть на семьи, которые я помогла создать. Они тоже в какой-то мере участвуют в этом, им нравится видеть, как растут дети.

Вы говорили в своем блоге, что это ваш осознанный выбор. Но были ли когда-нибудь какие-то сомнения относительно того, чтобы стать суррогатной мамой?

Никогда. Я могу с легкостью сказать, что мой опыт суррогатного материнства просто великолепен. Я уверена, что в будущем, когда я захочу оглянуться назад на свои достижения, это будет самым большим моим достижением за всю жизнь. Я смогла помочь сделать прекрасный подарок, чтобы два человека смогли почувствовать то, что я знаю очень хорошо, то, что можно почувствовать только, когда у тебя есть дети.

Тяжело ли отдавать детей? На самом деле не очень. Те пять детей не были моими, так почему я должна их оставлять себе? У них есть любящие отцы, которые хотели ребенка больше всего на свете. Я подписалась быть суррогатной мамой, чтобы другие тоже смогли иметь детей.

Когда меня люди спрашивают, как я могу “бросить ребенка”, я всегда отвечаю, что это не мой ребенок, я не бросаю его. Просто относитесь к этому как будто я просто няня, которая помогает растить ребенка. Я же не оставлю у себя ребенка, которого мои друзья оставили у меня, пока сами были в отпуске в течение 9 месяцев. Здесь то же самое.

Вы уже помогли трем гей-семьям. Есть планы сделать это еще?

Если кто-то из родителей захочет, чтобы я родила брата или сестренку для их ребенка, я с удовольствием помогу, если смогу. Я знаю, что я не могу быть суррогатной матерью для всех гей-семей, но я продолжу рассказывать о своем опыте и суррогатном материнстве, чтобы другие женщины, которые хотят помочь, могли включиться в это и помочь другим создать семью.

http://bluesystem.ru/news_topic/?aid=11228

Поделись публикацией

Комментарии закрыты.