Трансгендеры из Киргизии ищут прибежища в России

Известно, что Россия – это непростое место для геев и трансгендеров, однако, как сообщает Кейти Арнольд из Бишкека, в последнее время эта страна дает прибежище представителям ЛГБТ-сообщества из Киргизии, которые говорят, что дома им жить во много раз труднее.

Анна знала, что интернет – это опасное место для поиска клиентов.

Группы ненавистников трансгендеров, выискивая свою очередную жертву, часто просматривают обезличенные, скрытые за псевдонимами анкеты секс-работников, предлагающих свои услуги в сети.

“Обычно я очень хорошо распознавала, кто есть кто; я, честно, совершенно не подозревала, что этот парень может быть опасен”, – рассказывает Анна, избегая прямого взгляда и нервно пощипывая себя за шею.

Она рассказывает, как три недели назад ее похитили двое мужчин, представившихся клиентами. Они подмешали ей в пиво снотворное и увезли куда-то в горы Тянь-Шаня, возвышающиеся над Бишкеком.

Анна очнулась от внезапной острой боли, когда ее обидчики начали ожесточенно пинать ее в голову и грудь.

Она помнит, что они кричали ей: “Ты родился мужиком, ты должен быть мужиком”. Все еще под влиянием снотворного, будучи не в состоянии себя защитить, Анна взмолилась, чтобы они ее убивали.

“Я бы рада была в тот момент умереть”, – признается она. Похитители надели ей на окровавленную голову пластиковый пакет, прижгли ей тело горящими окурками и бросили умирать.

Анна сумела освободиться от мешка. Затем отыскала свой растрепанный парик, валявшийся на холодной горной дороге, кое-как добралась до Бишкека и нашла пристанище в единственном на весь город приюте для представителей ЛГБТ.

“Я не могу больше оставаться в Киргизии, здесь небезопасно, – говорит она. – Я собираюсь уехать жить в Россию”.

ЛГБТ-сообщество в подполье

Киргизское ЛГБТ-сообщество живет в подполье с 2014 года, когда правительство страны подготовило законопроект, запрещающий пропаганду гомосексуальных отношений и стиля жизни.

Этот документ, пока не прошедший финальные чтения в киргизском парламенте, тем не менее дал старт кампании насилия и запугивания, которая продолжается по сей день.

Опрос, проведенный в 2016 году местной организацией по защите прав представителей ЛГБТ “Кыргыз Индиго”, показал, что 84% респондентов в какой-то момент жизни испытали на себе физическое насилие, тогда как 35% подвергались сексуальному насилию.

“Изнасилование в воспитательных целях” весьма распространено среди ЛГБТ-сообщества и особенно среди трансгендеров”, – говорит социальный работник Рудольф, работающий в ЛГБТ-приюте, которым управляет “Кыргыз Индиго”.

Как многие, давшие интервью для этого материала, он предпочел не называть своей фамилии из опасений, что на него могут напасть.

Бегство в Россию

Из-за существующей в киргизском обществе неприязни большинство геев и лесбиянок предпочитают не афишировать на публике свои сексуальные предпочтения.

Однако в среде трансгендеров сохранять анонимность сложнее, поскольку большинство из них, опасаясь дискриминации на рабочем месте, идут работать в секс-индустрию.

И именно из-за этой выраженной ненависти к тем, кто сменил пол, трансгендеры добровольно едут в Россию – страну, которая известна своим неприязненным отношением к сексуальным меньшинствам.

Они вливаются в поток десятков тысяч киргизских мигрантов, каждый год направляющихся в поисках работы в Россию, где язык им не служит помехой.

“Многие трансгендерные женщины едут в Россию”, – говорит секс-работник Рома, параллельно выступающий также представителем по связям с общественностью местной правозащитной организации “Таис плюс”.

“Я лично знаком с десятком [трансгендеров], кто в последние несколько месяцев переехал в Москву. Те из них, с кем я после этого общался, говорят, что жизнь там вполне нормальная”, – рассказывает Рома.

Рома только недавно влился в трансгендерное сообщество и еще не растерял юношеского задора, поскольку лично не сталкивался с насилием.

Тем не менее, как и секс-работники, с которыми он познакомился через “Таис плюс”, он тоже переезжает в Россию.

“Мне кажется, нам в России жить будет легче, потому что даже несмотря на то, что там тоже есть закон против секс-работников, полиция не будет за нами охотиться только потому, что мы – трансгендеры. Здесь полицейские, когда с нами сталкиваются, то все снимают на камеру, потом нам этими записями нам угрожают, а затем публично нас раскрывают в интернете”, – говорит Рома.

Развитая секс-индустрия

Оказание секс-услуг в России противозаконно, однако максимальный штраф за это – 2 тыс. рублей (35 долларов), и на практике закон этот применяется крайне редко.

Согласно данным Сети организаций по защите прав секс-работников (SWAN), во многих районах России существуют развитая и вполне открытая секс-индустрия из-за повсеместной коррупции правоохранительных органов.

Статья о гомосексуализме была изъята из российского уголовного кодекса в 1993 году. Однако предвзятость по отношению к этому сообществу сохраняется в российской среде.

В 2013 году был принят федеральный закон, известный как закон о гей-пропаганде, запрещающий популяризацию нетрадиционных сексуальных отношений среди несовершеннолетних.

Как и в Киргизии, в России эти правовые акты поспособствовали всплеску активности анти-ЛГБТ настроений по всей стране; известны случаи, когда геев заманивали на встречу, где их унижали или избивали.

“Трансгендеры ежедневно подвергаются всякого рода ущемлениям в гораздо большей степени, чем просто геи или бисексуалы”, – говорит Светлана Захарова из российского межрегионального общественного движения “Российская ЛГБТ-сеть”.

“Но проблема тут кроется скорее в самом обществе, чем в полиции – им все равно, транссексуал ты или нет, пока ты не нарушил приличий и не заговорил об этом в открытую”, – предупреждает она.

Эта новость вызовет вздох облегчения у Анны, которая готовится к отъезду в Россию.

В начале этого года вместе со своими друзьями-трансгендерами она была в одном местном баре, где часто собираются работники секс-индустрии. Однако в этот раз бармен вдруг начал возмущаться их внешним видом, начал им угрожать, после чего полез в драку.

“Мы вызвали полицию, сказав, что нас бьют и нам нужна помощь, а они приехали с телевизионщиками, которые показали наши лица на всю страну. У нас здесь никаких прав нет – ни права на безопасность, ни права на личную жизнь, ни на сексуальную ориентацию – и полиция это поощряет; так с этим обстоят дела в Киргизии”, – объясняет Анна.

Министерство внутренних дел Киргизии не ответило на посланный им официальный запрос по поводу этих обвинений.

Но это не удивляет Анну, которая сообщила о напавших на нее людях в местное отделение полиции, но в ответ не получила ничего, кроме оскорбительных замечаний по поводу ее внешности.

“Что толку переживать? Это не изменит того факта, что я стала жертвой насилия, и не убережет других. Все, чего я хочу, так это уехать из этой страны и поселиться там, где я смогу жить простой свободной жизнью”, – говорит она.

Вопрос в том, предоставит ли Россия женщинам-трансгендерам из Киргизии ту спокойную жизнь, которой они так жаждут.

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

тринадцать − 6 =