Не(на)видимые. Жизнь трансгендерных людей в одной истории

Трансгендерность — явление, при котором гендерная идентичность человека не совпадает с полом, зарегистрированном при рождении. Она сама по себе не является расстройством, однако многими именно так воспринимается, в связи с чем трансгендерные люди переживают сильнейший стресс, который не может не сказаться на качестве их жизни. Сильнейшая трансфобия, широко распространенная во всем мире, вынуждает трансгендерных людей скрывать свою гендерную идентичность.

Многие из тех, кто совершил трансгендерный переход, вынужденно прекращают общаться с родными и близкими людьми. После коррекции пола часть из них в буквальном смысле начинает новую жизнь.

Американский профессор Уолтер Боктинг, автор книги “Трансгендер и ВИЧ”, утверждает, что один из двухсот родившихся людей является трансгендерным. Впрочем, оценить реальные масштабы распространенности несоответствия приписанного при рождении пола гендерной идентичности сложно. За услугами по коррекции пола обращаются 1 из 12 тысяч рожденных мужчинами и 1 из 30 тысяч рожденных женщинами.

ДРУГАЯ

Корреспондент “Idel.Реалии” побеседовала с Алиной, трансгендерной девушкой, которая посещает комьюнити-центр самарского ЛГБТ-движения “Аверс”.

Алине, как она сама говорит, около тридцати лет. С детства она осознавала, что тот пол, с которым она родилась, не соответствует внутренним ощущениям. К наступлению совершеннолетия Алина стала изучать открытые источники и поняла, что с ней происходит.

КОРРЕКЦИЯ

Алина относится к числу тех трансгендерных людей, которые проходят коррекцию пола. Осуществить эту процедуру в России не так-то просто: нужно собрать целую кипу справок и бумаг, подтверждающих, что зафиксированный в документах при рождении пол не соответствует гендерной идентичности человека. Немногие специалисты в Самаре занимаются сопровождением медицинских и юридических процедур по коррекции пола, в том числе, из-за трансфобии, которая фактически проявляется на государственном уровне.

По данным опросов 2011-2012 года, 93% трансгендерных людей в России после каминг-аута (добровольного и открытого признания человека в своей принадлежности к гендерному или сексуальному меньшинству) сталкиваются с негативными реакциями, 23% — с насилием со стороны родственников и посторонних людей. Каждый четвертый трансгендерный человек сталкивается с физическим насилием.

По словам Алины, её родные и близкие тоже не сразу смогли принять то, что она чувствует себя девушкой. Со временем общение с семьей наладилось, родственники начали поддерживать её.

Хотя ВОЗ не считает транссексуальность патологией, для того, чтобы получить доступ к медицинской коррекции пола, в России нужно получить диагноз “транссексуализм”. Наблюдение у психиатра может продолжаться до двух лет. После постановки диагноза комиссия из психиатра, сексолога и психолога выдает направление на медицинскую коррекцию пола и смену документов. Услуги по коррекции пола не входят в перечень ОМС.

В большинстве случаев добиваться смены документов приходится через суд. Несмотря на то, что российское законодательство предусматривает возможность изменения имени и паспортного пола, документы установленного образца до сих пор не разработаны, и органы ЗАГС в таких случаях нередко отказывают заявителям во внесении изменений в документы.

МИФЫ

Трансгендерность — тема, которую не принято поднимать. “Запретность” порождает мифы и распространенные ошибки. Пожалуй, самый распространенный из них — миф о хирургическом вмешательстве.

Далеко не все трансгендерные мужчины и женщины нуждаются в оперативном вмешательстве. Отчасти появление мифа связано с устойчивым словосочетанием “смена пола”, которое трансгендерные люди считают некорректным. Трансгендерный переход включает в себя не только медицинские процедуры. Это комплексный процесс, который может состоять из каминг-аута перед близкими и коллегами, смену документов, социализацию в новой гендерной роли и лишь иногда — медицинские процедуры. Если речь идет о медицинских процедурах, предпочтительно использовать словосочетание “коррекция пола”.

Второй, очень популярный миф — утверждение о том, что трансгендерность — это психическое заболевание. В российских реалиях для получения направления на коррекцию пола трансгендерный человек должен иметь диагноз “транссексуализм”. Однако в большинстве развитых стран транссексуальность исключена из списка психических патологий и считается особенностью идентичности.

Третье утверждение заключается в том, что трансгендерность равна гомосексуальности. В действительности, гендерная идентичность никак не влияет на сексуальную ориентацию человека. К примеру, трансгендерная женщина может быть и гетеро- (испытывать влечение к мужчинам), и гомо- (предпочитать женщин), и бисексуальной (любить как мужчин, так и женщин).

Наконец, существует и миф, в котором люди ошибочно ставят знак равенства между транссексуальными людьми и трансвеститами (или, корректнее сказать, кроссдрессерами). На деле, трансгендерность — это осознание принадлежности к другому полу, с которым люди живут, тогда как переодевание в одежду противоположного пола не означает того, что примеряющий “чужую” одежду человек идентифицирует себя с полом, отличным от паспортного.

Так или иначе, трансгендерные люди по мышлению, увлечениям и взглядам на жизнь мало чем отличаются от других. Героиня нашего интервью Алина дистанционно получает образование, пробует себя в разных увлечениях и вместе со своими друзьями из самарского ЛГБТ-движения “Аверс” отмечает Международный женский день.

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

5 + один =